Рука держит телефон

— Ну что вы, милочка! Откуда же я знаю?.. Я же сама себе не звоню!

Фаина Раневская в ответ на просьбу дать свой номер телефона

Я терпеть не могу разговаривать по телефону. На мой взгляд, это самый плохой способ общения. Он точно хуже личной встречи и общения по почте или с помощью различных мессенджеров. Почему?

Звонки — это всегда не вовремя

Телефонный звонок всегда отвлекает от чего-то более важного. Меня поражает, почему люди отдают звонкам такое предпочтение над личным общением.

Представим себе ситуацию, когда двое о чём-то общаются. Третий человек, если он, конечно, вежлив, вряд ли подойдёт к ним в этот момент и перебьёт, верно? При этом, если у кого-то из собеседников зазвонит телефон, считается абсолютно нормальным прервать разговор, чтобы ответить на звонок. В лучшем случае — чтобы сказать, что перезвонит позже. В чуть менее хорошем — чтобы уточнить, срочный ли вопрос, и, если срочный, неизбежно ввязаться в разговор.

То же самое со встречами. Представьте себе встречу нескольких человек, оживлённое обсуждение. Вряд ли вежливый человек ворвётся в комнату и прервёт встречу, если ему нужен кто-то из участников. Нет, он подождёт, пока встреча закончится. При этом почему-то считается нормой позвонить кому-то из участников встречи, а участникам — отвлечься на такой звонок.

И третий пример. Представьте себе очередь на стойку регистрации в гостинице. Все терпеливо ждут своей очереди, чтобы зарегистрироваться или решить какой-то другой вопрос. Сотрудник отеля помогает всем гостям по очереди — если только кто-то не позвонит ему по телефону. В этом случае нормально бросить гостя и ответить на звонок. В лучшем случае — чтобы попросить подождать, в худшем  — чтобы решить его вопрос немедленно.

Почему мы так часто считаем телефонные звонки более важными, чем даже личное общение? На мой взгляд, это абсолютно неправильно. Поэтому у меня всегда отключены звонки и даже вибрация на телефоне. Я, к счастью, не работаю на атомной станции, от меня не зависят вопросы, время реакции на которые должно измеряться секундами и минутами. Поэтому я не снимаю трубку телефона практически никогда.

А потом — когда у меня есть время, возможность и желание — я просто перезваниваю по списку неотвеченных вызовов, да и то только по знакомым номерам. И даже в этом случае я чаще всего отвечаю СМС с вопросом: «Ты звонил? Что хотел?». Невежливо? Возможно. Но ещё менее вежливо прерывать разговор с человеком, чтобы ответить на звонок.

Впрочем, телефонные звонки мешают не только общению. Если вы делаете что-то, думаете о чём-то, читаете книгу, смотрите фильм — телефонный звонок вырывает вас из контекста. Чтобы потом опять вернуться в контекст, требуется много времени.

Телефонный разговор нигде не сохраняется

Неоспоримое преимущество электронной почты и даже мессенджеров перед звонками: всё, что сказано там , остаётся навсегда, и к записям всегда можно вернуться и освежить разговор в памяти. На личных встречах, как правило, ведутся записи и фиксируются договорённости, которые потом рассылаются всем участникам встречи. С телефонными разговорами такое бывает редко.

На разговоре тяжело сконцентрироваться

Мне вообще тяжело концентрироваться, если поток входящей информации слишком низкий. Мне очень тяжело слушать пустые доклады — их я предпочитаю смотреть в записи на удвоенной скорости. Мне тяжело на встречах, где многие люди говорят, чтобы что-то сказать, а не потому, что им есть, что сказать.

Я предпочитаю книги фильмам. Я предпочитаю звонку личную встречу или письмо. Просто потому, что на встречах и в письмах количество передаваемой на единицу времени информации гораздо больше, чем в телефонном разговоре. На встрече — потому, что к вербальному общению добавляется невербальное. А в письмах — потому, что там концентрация мысли гораздо выше.

Это основные причины, почему я предпочитаю не разговаривать по телефону. Помимо этих причин, есть ещё множество. Есть несколько хороших статей на эту тему:

  • Why I don’t answer most phone calls  — и её перевод на русский.
  • Sorry, No Calls.
  • 10 Reasons To Avoid Talking On The Phone.

Наверняка есть и другие. Я очень рад, что всё больше людей понимают, насколько неудобны телефонные звонки. Как быть? На мой взгляд, есть два пути:

  1. Выбирать правильный способ общения, понимая, что звонки — далеко не единственный и далеко не лучший способ.
  2. Если всё же говорить по телефону, то делать это правильно.

Как выбирать правильный способ общения

Все способы общения можно классифицировать по двум осям:

  1. Степень синхронности общения — насколько отложенным может быть ответ или он должен быть дан сразу.
  2. Количество передаваемой информации.

Личная встреча и телефонный разговор — самые синхронные способы, то есть ответ в них следует за вопросом. Электронная почта допускает ответ через несколько часов, а то и дней, чем, к сожалению, некоторые злоупотребляют. Различные мессенджеры (СМС, WhatsApp, Telegram) находятся посередине: ответ может быть сразу, но может и подождать несколько минут, а то и часов.

По оси количества передаваемой информации зависимость сложнее. Вроде бы на первый взгляд очевидно, что больше всего информации передаётся в синхронных способах общения — по телефону и лицом к лицу. Меньше всего —  в мессенджерах и электронной почте. На самом деле, всё очень зависит от усилий, которые вкладываются в коммуникацию.

В общении по телефону и лично люди зачастую используют бессмысленные слова, междометия и в лучшем случае передают эмоции, а не информацию. Это тоже важно, но смысла не заменяет. А вот при текстовом общении можно достичь большой плотности информации — если постараться передать смысл точно и кратко, не полениться переписать письмо, чтобы оно было понятнее.

Да и асинхронность текста здорово в этом помогает. Думаем мы всё равно медленнее, чем говорим и печатаем. Поэтому лучше дать себе возможность спокойно подумать, прежде чем отвечать.

В синхронных способах коммуникации отсутствует ещё и такое неоспоримое достоинство текста, как возможность вовлечь в общение новых участников, просто переслав переписку, или сохранить информацию на долгое время (кто пробовал поискать нужный фрагмент в видеозаписи, стенограмме, или журнале мессенджера — поймёт). Получается, что текст как способ делового общения — самый лучший вариант.

Да, письменное общение требует больших усилий. Нужно подумать, что и как написать, нужно потратить время. Кажется, что гораздо быстрее снять трубку и позвонить, но это ощущение обманчиво: думать всё равно дольше, чем говорить. Поэтому в следующий раз, когда вам захочется ответить на письмо фразой «Давай созвонимся на 10 минут и обсудим» — подумайте, а так ли это надо?

Поэтому выбрать способ общения мне очень просто: всегда, когда можно общаться текстом, стоит общаться текстом. И только если текстом не получается (например, нужно провести мозговой штурм или важно вовлечь в общение эмоции) — можно подумать о других способах. Но делать это правильно.

Как правильно говорить по телефону

1. Звоните только тогда, когда звонок неизбежен. Если можно не звонить и решить вопрос по почте или мессенджеру — лучше сделать это так. А может, лучше вообще встретиться?

2. Договаривайтесь о времени звонка, не звоните неожиданно. Если не рушится Земля и от звонка не зависят жизни людей, лучше заранее договориться о времени. Или хотя бы отправить СМС «Можно тебе позвонить?» и указать, о чём вы хотите поговорить и сколько времени это потребует. Это позволит собеседнику подготовиться и выбрать удобное время разговора. Хотя, уж если отправлять СМС, то не лучше ли в нем и изложить вопрос, чтобы избежать звонка?

3. Переходите сразу к делу. Все вот эти «Как дела» и подобные вопросы стоит задавать, только если вам действительно важно знать, как у человека дела. Лучшее проявление вежливости — не тратить время собеседника попусту. Поэтому будьте кратки.

4. Фиксируйте договорённости. После звонка напишите собеседнику, о чём вы договорились, чтобы разговор не прошёл впустую.

Повторюсь: естественно, речь идёт о рабочем общении. В общении с друзьями и близкими эти правила неприменимы, как и любые другие правила.

Мы, UX-специалисты, с большим вниманием относимся к потребностям пользователей. Мы понимаем, что при разработке интерфейсов для мобильных устройств необходимо учитывать некоторые дополнительные факторы, например то, как контекст, в котором пользователи работают с устройствами, влияет на процессы взаимодействия или шаблоны использования . Однако недавно я понял, что кое-что все-таки ускользает от нашего внимания, и вот что именно: когда люди пользуются мобильными устройствами, как они эти устройства держат? Ведь мобильные устройства — это совсем не то, что персональные компьютеры, которые стоят на столах пользователей в офисе или дома. Мобильными устройствами люди пользуются стоя, лежа, на ходу, в транспорте, в общем, всегда и везде. И держат они эти устройства так, чтобы им было удобно работать с устройством и видеть его экран.

За последний год многие специалисты высказывались на тему того, как пользователи держат мобильные устройства, в частности Джош Кларк (Josh Clark). Но мне думается, что многое из опубликованного ведет нас в неверном направлении. Прежде всего, мы сталкиваемся со множеством допущений: например, считается, что все люди держат мобильные устройства одной рукой, потому что все устройства подходят для этого по размеру (по крайней мере, iPhone подходит). В основе большинства публикаций также лежит предположение, что все люди одинаковые и что их поведение не меняется в зависимости от ситуации. Что ж, я таких людей не встречал в принципе, не говоря уже о разнообразных и неожиданных ситуациях, связанных с использованием мобильных устройств.

Многие годы я пользовался результатами своих собственных исследований и наблюдений, касающихся использования мобильных устройств, которые показали, что люди держат устройства абсолютно по-разному и далеко не всегда только одной рукой. Однако часть собранных мною сведений успела устареть — например данные об аппаратных методах ввода с помощью устройств, оснащенных полноразмерной либо компактной физической клавиатурой, учитывающей ограниченный диапазон досягаемости пальцев пользователей. И эти старые мобильные телефоны совсем не похожи на современные сенсорные устройства, столь популярные среди пользователей.

Современные мобильные телефоны

С появлением сенсорных экранов все изменилось. Возьмем любой современный смартфон — почти всю его переднюю поверхность занимает экран. Этот экран должен быть полностью виден при работе с устройством, и пользователи должны иметь возможность дотянуться до любой части экрана при необходимости. Так как большая часть моих сведений основывалась на наблюдениях за пользователями в лаборатории, которые в основном работали с устройствами, оснащенными физическими клавиатурами, я понял, что мне нужно провести исследование устройств современных. Мне нужны были данные, безупречные как с точки зрения масштаба, так и с точки зрения тестовой среды.

Поэтому я провел новое исследование естественных для пользователей способов держать мобильные устройства и взаимодействовать с ними. В течение двух месяцев (до 8 января 2013 г.) мы с несколькими коллегами пронаблюдали 1333 случая использования мобильных устройств в разнообразных обстоятельствах: на улице, в аэропорту, на автобусных остановках, в кафе, в транспорте. В 780 случаях люди прикасались к экрану устройства, прокручивая или набирая текст, нажимая на экран либо используя другие жесты для ввода информации. В остальных случаях люди просто смотрели или слушали что-то на мобильных устройствах либо разговаривали по ним.

Данные за пределами исследования

Прежде чем продолжить, я бы хотел обратить внимание на данные, оставшиеся вне данного исследования. Мы не записывали, чем именно занимались пользователи, — это было бы слишком назойливо. Соответственно, никакой демографической информации о пользователях здесь тоже нет, и идентифицировать их устройства мы не пытались.

И главное: мы не подсчитывали общее количество людей, увиденных нами в процессе исследования. Не стоит на основе общего количества наших наблюдений делать вывод, что определенный процент людей в конкретный момент времени вводит текст на мобильном устройстве. Хотя мы и можем предположить, что у большинства людей, попавших в наше поле зрения, мобильные устройства были, на наших глазах ими пользовались далеко не все, так что мы этих устройств не видели и данные об их наличии собрать не могли.

Так как наблюдения проводились в общественных местах, нам практически не попадались планшеты, поэтому мы не стали включать их в выборку. Самым крупным из увиденных нами устройств был Samsung Galaxy Note 2.

Собранные данные

В более чем 40 % наблюдаемых случаев пользователи взаимодействовали с мобильными телефонами, не вводя данные ни с помощью клавиатуры, ни с помощью экрана. На рис. 1 приводится схема собранных в результате наблюдений данных.

Рис. 1. Сводные данные: как люди держат мобильные устройства и что они с ними делают

Полный набор данных:

22 % людей использовали устройства для голосовых вызовов, а 18,9 % просто что-то слушали или смотрели, т. е. взаимодействовали с устройствами пассивно. Так как голосовыми вызовами мы считали только те случаи, когда пользователи держали телефон непосредственно у уха, то часть вызовов наверняка была принята нами за пассивное взаимодействие.

Пользователей, которые прикасались к экрану или кнопкам телефонов, мы разобьем на три основные группы:

  • 49 % пользователей держали устройство одной рукой;
  • 36 % при использовании устройства поддерживали его второй рукой;
  • 15 % держали устройство обеими руками.

В большинстве случаев люди, прикасавшиеся к экранам устройств, использовали одну руку, однако значительное число пользователей прибегало и к другим методам. Даже доля наименее популярного — двуручного — метода достаточно велика и должна учитываться в процессе разработки.

Ниже мы приведем описание и схемы для каждого из этих трех методов, а также изложим более подробную информацию и общие наблюдения относительно того, почему люди держат устройства тем или иным образом.

На рисунках 2–4 на экранах мобильных устройств схематически изображены примерные зоны доступности, цвет которых указывает на то, может ли пользователь дотянуться до них пальцем, работая с экраном устройства. До зеленых зон пользователь достает с легкостью, до желтых — с небольшим усилием. Чтобы дотянуться до красных зон, пользователю нужно изменить положение устройства в руках. Разумеется, границы этих зон даны лишь приблизительно, так как они индивидуальны и зависят в том числе от того, как именно пользователь держит телефон, и от размера конкретного устройства.

Изменение положения устройств в руках пользователей

Прежде чем перейти к подробностям, хотелось бы отметить еще одно ограничение, связанное с избранным методом сбора данных. Положение телефонов в руках пользователей не является статичным. Пользователи постоянно меняют положение устройств в руках — порой это происходит каждые несколько секунд. Изменение положения устройства, по-видимому, связано с переходом от одной задачи к другой. Хотя не всегда можно было точно определить, чем именно занимались пользователи при перемене положения телефона, иногда удавалось буквально заглянуть им через плечо и увидеть, какими типами жестов они пользовались. Такие жесты, как нажатие, прокрутка и ввод текста, довольно легко можно отличить друг от друга.

Я многократно наблюдал, к примеру, такую картину: пользователь прокручивал экран, держа устройство одной рукой, потом помогал себе другой рукой для дополнительного охвата, затем брал устройство обеими руками для ввода текста, после чего продолжал вводить текст одной рукой, другой поддерживая устройство, и, наконец, снова брал устройство одной рукой и прокручивал экран. И подобное поведение встречалось буквально на каждом шагу.

Использование телефона одной рукой

Использование одной руки, чтобы держать мобильный телефон и работать с ним, сперва казалось наиболее легким для анализа случаем. Однако те пользователи, которые прибегали к этому методу (а их было 49 %), держали устройства по-разному. На рисунке 2 приведены два способа держать телефон одной рукой (разумеется, возможны и другие). Левши делают то же самое с поправкой на левую руку.

Рис. 4. Вертикальное и горизонтальное положение телефона при использовании обеих рук

Примечание: на изображении справа фаланга большого пальца расположена выше. Судя по всему, положение руки некоторых пользователей было связано с тем, какого охвата им требовалось достичь. К примеру, они держали телефон так, чтобы им легче было дотянуться до верхней части экрана, а не до нижней.

Из пользователей, державших телефон одной рукой:

  • 67 % держали его в правой руке;
  • 33% — в левой.

Не вполне ясно, что дают эти цифры. Доля людей, державших телефон в левой руке, и доля левшей среди населения (около 10 %) явно не совпадают, и это не говоря о частоте использования левой руки при крэдлинге (21 %, см. ниже). Возможно, на это влияла необходимость использовать доминирующую руку (то есть правую в нашем случае) для выполнения других задач.

Согласно наблюдениям, одной рукой чаще всего держали телефон те пользователи, которые при этом были заняты и другими делами. Многие из наблюдаемых нами пользователей, державших телефоны в одной руке, также несли сумки, держались за поручень в транспорте, поднимались по лестнице, открывали двери, держали детей за руку или на руках и т. д.

Крэдлинг (двумя руками)

Крэдлинг (cradling, от cradle — бережно держать) — это придуманный мною термин, означающий, что пользователь держит телефон обеими руками, но при это касается экрана или кнопок только одной рукой (см. рис. 3). Пользователи, державшие свои устройства таким образом (их было 36 %), использовали для работы с экраном либо большой палец, либо указательный. Этот способ позволяет держать телефон крепче, чем при первом способе (одной рукой), и пользователи могут свободно работать с устройством, используя большой или указательный пальцы.

Рис. 4. Вертикальное и горизонтальное положение телефона при использовании обеих рук

Из пользователей, державших телефон таким образом:

  • 72 % касались экрана большим пальцем;
  • 28 % — указательным.

Большинство, работавшее большим пальцем, фактически использовало первый способ (одной рукой) с добавлением второй руки для придания телефону дополнительной устойчивости. Остальные пользователи прибегли ко второму типу кредлинга: они держали телефон одной рукой, а указательным пальцем другой руки работали с экраном устройства. Аналогичным образом при работе с мобильными устройствами люди используют шариковые ручки. Кстати, людей, использующих для работы с мобильными устройствами ручки, нам встретилось крайне мало (где-то шесть человек), поэтому мы не стали включать их в выборку в качестве отдельной категории.

Соотношение право- и леворукости для крэдлинга следующее:

  • 79 % пользователей поддерживали телефон левой рукой;
  • 21 % — правой.

В процессе наблюдения мы увидели, что люди, державшие телефон одной рукой, периодически поддерживали его второй рукой, таким образом переходя на крэдлинг. Безусловно, в каких-то случаях этот переход мог быть обусловлен внешней ситуацией (например, при столкновении с прохожим в толпе или при сходе с тротуара на проезжую часть), но в других он явно был связан с необходимостью дотянуться до недоступных экранных элементов управления.

Двумя руками

Считается, что обеими руками люди пользуются при наборе текста на устройствах, оснащенных физической клавиатурой QWERTY (например, классический Blackberry) или выдвижной клавиатурой. Из числа наших «подопытных» двумя руками мобильные телефоны держали 15 %. При таком способе для ввода данных используются большие пальцы (как при работе на обычной настольной клавитуре), при этом пользователь поддерживает устройство обеими руками (см. рис. 4).

Из пользователей, державших телефон обеими руками:

  • 90 % держали устройство вертикально (книжная ориентация);
  • 10 % — горизонтально (альбомная ориентация).

Рис. 4. Вертикальное и горизонтальное положение телефона при использовании обеих рук

Пользователи, державшие устройства обеими руками, часто переходили на крэдлинг: например, пользователь сначала набирал текст с помощью обоих больших пальцев, после чего продолжал работать с экраном одним пальцем, поддерживая телефон второй рукой.

Однако в нашем наблюдении большие пальцы использовались не только для набора текста. Некоторые пользователи работали с экраном, нажимая на него одним или обоими большими пальцами. К примеру, сначала выполнялась прокрутка с помощью большого пальца правой руки, а через пару секунд — нажатие на ссылку большим пальцем левой.

Также стоит отметить преобладающее использование устройств в вертикальном положении (т. е. в книжной ориентации), что идет вразрез с теориями относительно удобства набора текста на клавиатуре большего размера. Конечно, из-за большого количества устройств с выдвижной клавиатурой используется и горизонтальная ориентация. Обычно пользователи держат устройства вертикально (одной рукой, при крэдлинге и т. д.), однако мы ожидали, что доля горизонтальной ориентации при работе с устройством обеими руками будет гораздо выше. При этом несколько моих клиентов сообщали мне, что их покупатели активно жаловались на отсутствие поддержки горизонтальной ориентации в отзывах на страницах магазина приложений.

Что все это значит

Возможно, кто-то сочтет первый вариант (держать устройство одной рукой) идеальным, ведь к нему прибегает почти половина пользователей, а значит, на него можно ориентироваться при разработке. Однако, на мой взгляд, все несколько сложнее.

Некоторые разработчики могут расценить схемы, иллюстрирующие работу с устройством одной рукой, как рекомендацию располагать менее важные или потенциально опасные функции в труднодоступной области экрана — в левом верхнем углу. Хотелось бы предостеречь их от таких выводов. Может быть, пользователь держит телефон одной рукой, но, заметив кнопки вверху экрана, переключается на крэдлинг? А может, ему в принципе удобнее держать телефон так, а не одной рукой?

Мы не знаем, чем обусловлено процентное соотношение право- и леворукости при работе с устройствами, и мы не можем исходя из этих цифр прогнозировать, в какой руке пользователи будут держать устройства. При разработке браузеров или ОС для мобильных устройств я всегда стараюсь учитывать все, что затрагивает не менее 5 % аудитории. Это мое правило, хотя при работе с конкретными клиентами это значение может изменяться. Однако мне и в голову бы не пришло игнорировать показатели, связанные с 20 или 30 % пользователей. Лично я все делаю правой рукой, но теперь, располагая результатами этого исследования, я гораздо больше внимания уделяю тому, как те же задачи могут быть выполнены левой рукой.

Еще одна вещь, которая была мне не до конца ясна, пока я не составил приведенные здесь схемы, — это насколько пальцы могут перекрывать экран при том или ином способе держать мобильный телефон. Учитывая, что экраны занимают почти всю поверхность мобильных устройств, можно предположить, что это также играет свою роль в том, что пользователи переходят от одного способа держать устройство к другому. Какой именно контент может быть перекрыт пальцами пользователя в любом месте экрана устройства — вот о чем следует подумать разработчикам. Одного только допущения, что при нажатии на кнопку палец пользователя перекрывает ее, явно недостаточно.

Теперь я больше, чем когда-либо, убежден в необходимости проверки разрабатываемых пользовательских интерфейсов на устройствах. Созданный рабочий прототип, изображения экрана или даже просто бумажный прототип, распечатанный в нужном масштабе, я обязательно накладываю на мобильное устройство или на предмет сходного размера, а затем держу его одной рукой, двумя руками и т. д., чтобы убедиться в том, что важный контент не оказывается перекрыт пальцами, а необходимые кнопки находятся в зоне доступности.

Что дальше

Разумеется, данное исследование того, как пользователи держат мобильные устройства, явно не последнее, и я с нетерпением жду продолжения работы в этом направлении, в том числе и со стороны других специалистов. Было бы здорово, если бы кто-нибудь точно подсчитал, как часто пользователи переходят от одного способа держать мобильные телефоны к другому (от одной руки к крэдлингу, от крэдлинга к обеим рукам). Также хотелось бы узнать точно, сколько процентов пользователей предпочитают тот или иной способ. Может быть, все пользователи время от времени используют все три способа? Точного ответа пока нет. Еще один интересный вопрос — определение того, как именно пользователи держат устройства при выполнении конкретных задач. Установление связи между задачами и способами держать устройство позволило бы нам прогнозировать то, как пользователи будут держать устройство в конкретной ситуации, на основании типов взаимодействия, а не наших собственных привычек и предпочтений, что в настоящее время зачастую приводит к ошибкам.

Ссылки

Оригинал: http://www.uxmatters.com/mt/archives/2013/02/how-do-users-really-hold-mobile-devices.php

Александр Киров

Ведущий мобильный дизайнер в Mail.Ru Group

Тема, затронутая в статье очень обширная и интересная, особенно в свете тенденции к увеличению экранов мобильных устройств. Уже сейчас на рынке доступны смартфоны с диагональю экрана более 6 дюймов! Разумеется, полноценно использовать такие устройства одной рукой просто невозможно, а тем более покрывать зону доступа большим пальцем большинство экрана. Люди используют свои смартфоны на ходу, и предугадать удобное расположение элементов очень и очень сложная задача.
Новую веху в удобстве использования устройств с большим экраном, применимую в большинстве бытовых ситуаций, оставил Facebook со своим обновленным приложением для iOS и Android — баблик с аватаркой собеседника теперь каждый может расположить в удобном для себя месте экрана и перемещать его по мере необходимости. Это абсолютно новое слово в адаптивных интерфейсах (можно их назвать так, несмотря на то, что термин «адаптивность» сейчас, как правило, используется совсем в другом ключе) для мобильных устройств.
Это отличный пример частичного решения описанной в статье проблемы. Я думаю, что подобный паттерн должен прижиться и получить распространение среди мобильных интерфейсов. Такие эксперименты проходят уже сейчас среди энтузиастов-разработчиков. Так, например, разработчики альтернативной прошивки Paranoid Android имплементировали системные уведомления в стиле последнего приложения Facebook, выглядит достаточно интересно (посмотрите видео). Лично я буду активно следить за развитием подобных интерфейсных решений.

Максим Десятых
Креативный директор в redmadrobot

Вот выводы, которые я выношу для себя:

49% пользователей держат устройство одной рукой и работают с интерфейсом с помощью большого пальца — этих ребят так много и им приходится настолько тяжко, что именно на них следует ориентироваться при проектировании приложений;

72% из тех 36%, кто придерживает устройство второй рукой, всё равно используют большой палец — это означает, что большой палец является основным инструментом взаимодействия в 75% случаев;

25% людей сильно облегчают себе жизнь второй рукой и указательным пальцем, поэтому они точно справятся с интерфейсом, расчитанным на бедолаг из первой группы;

33% «левшей» — вот это да! Стоит хотя бы просто пробовать интерфейс в левой руке на этапе тестирования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *