НА ЧЕМ ЕЗДИЛ ЛЕНИН

ЕСЛИ БЫ ЛЕНИН НЕ ЕЗДИЛ НА “РОЛЛС-РОЙСЕ”, ИСТОРИЯ ПОЕХАЛА БЫ ДРУГОЙ ДОРОГОЙ (2003)

У англичан есть поговорка: “Роскошь ездить на “Роллс-Ройсе” могут себе позволить миллионеры и покойники”. Поговорка эта родилась где-то в двадцатых годах прошлого века, когда “Роллс-Ройс” стоил 3000 фунтов стерлингов — огромные деньги, на которые можно было купить особняк в центре Москвы. Именно тогда нарком Красин по поручению Ленина закупил в Лондоне четыре “Роллс-Ройса” для высшего руководства революционной России. Ни миллионеров, ни покойников среди них тогда еще не наблюдалось, а слово “вождь” было демократической Англии неведомо. И потому поговорка прижилась.
       Известно, что в России первым на “RR” сел император Николай Второй, вторым — миллионер-промышленник Рябушинский, а третьим — вождь мирового пролетариата. “Роллс-Ройсов” у Ленина к концу его жизни было два, второй эксклюзивный — с лыжами вместо передних колес и с гусеницами вместо задних. Переделанный на Путиловском заводе, он служил Ильичу для прогулок в Горках и как средство передвижения оттуда в столицу и обратно. (Спустя полвека американский коллекционер Джон Харрис давал за эту машину “столько “Бьюиков”, сколько их поместится бампер в бампер от гаража и вон до того здания”. Не отдали ленинский уникальный “RR”, но после померили: “от гаража и вон до того здания” оказалось 860 метров!)
       Помните фильм “Ленин в Польше”? Там Владимир Ильич передвигается на велосипеде. Но не только в Польше — в Швейцарии тоже на велосипеде, поскольку не только “Роллс-Ройс”, но любая машина была для него тогда, для эмигранта, непозволительной роскошью.
       Однако для истинной роскоши вождь созрел не сразу — первой его машиной была французская и весьма недешевая “Тюрка-Мэри”, второй — “Делонэ-Белльвиль” из гаража царя и только третий — “Роллс-Ройс”, экспроприированный у Рябушинского. И лишь в 21 году Ленин с Троцким пересели на новенькие “Роллс-Ройсы”.
       В противовес буржуям и аристократам, вождь ездил не в кожаном полумраке просторного заднего дивана, а всегда рядом с водителем. Хотя злые языки утверждают, что вовсе не из-за скромности и демократичности ездил вождь рядом с водителем, а только потому, что водителем его был Степан Казимирович Гиль, который славился как прекрасный собеседник. А поскольку Ленин до разговоров был большой охотник, а все его машины были кабриолетами и на ходу особо с заднего сидения не накричишься, то и садился поэтому вождь всегда рядом с шофером.
       Ездил Ленин на своих машинах много. По тем временам и тем расстояниям — очень много. Например, за июль-август 1918 года — по 2000 километров в месяц. Зимние же путевые листы начала двадцатых свидетельствуют, что в день на гусеницах и лыжах второго “RR” преодолевалось по 60-70 верст.
       Особых ДТП у Ленина с его шофером Гилем не было. История зафиксировала ДТП, в которое попал пешеход Ленин в Швейцарии — его то ли сбила, то ли чуть не сбила машина. Никаких особых травм у вождя не случилось, но в суд на владельца экипажа он подал и суд этот выиграл, получив какую-то материальную компенсацию. Второе приключение случилось в 18 году — “Тюрка-Мэри” была обстреляна неизвестными так, что пришла в негодность, но никто не пострадал.
       Царский “Делонэ-Белльвиль” угоняли дважды, первый раз прямо от подъезда Смольного контрабандисты — машину нашли на границе с Финляндией. Во второй раз ее у вождя экспроприировал бандит Яков Кошельков, когда Ленин с сестрой Марией и всего лишь одним охранником ехал в подмосковный детдом с бидоном наидефицитнейшего тогда молока — в дар детям. Яков сотоварищи, вооруженные до зубов, закосили под революционный патруль и, прочитав в путевом листе фамилию “Ленин” как “Лепин”, Кошельков машину отобрал, а Лепина послал. О молоке ничего не известно.
       Говорят, поначалу вождь сокрушался, что его фамилию “человек с ружьем” не разобрал. А то бы враз отпустил, да еще и пионерам на пенсии рассказывал, как он Ленина видел. Ленин вернулся в Смольный пешком (вряд ли он бидон с собой тащил). Вернулся — вломил Дзержинскому, Дзержинский вломил своим чекистам: “Найти машину из-под земли!”
       Историки свидетельствуют — Яков Кошельков тоже сокрушался, что ту фамилию тогда не разобрал. Разобрал бы — пристрелил. И изменил бы ход Истории. Особенно Яков сокрушался, когда чекисты обложили его за ту машину в Питере “на хазе” и пришлось ему пустить в свой висок пулю — очень сокрушался Кошельков.
       “Роллс-Ройсы” Ленина никто не угонял. Владимир Ильич на них ездил.
      Кто-нибудь, когда-нибудь описывал ощущения человека, едущего в “Роллс-Ройсе”? Просто едущего. А ощущения того человека, которого “Роллс-Ройс” ждет в любое время суток у подъезда, как собачонка?
       Нет, никто не описывал. Не стану и я, потому что из “Роллс-Ройса” выходит совсем не тот человек, который в него садился.

Публицистика

А Ленин — это святое.
       Кстати, условием Красина к англичанам при покупке четырех “RR”, было снятие всех их фирменных “опознавательных” знаков…
      P.S. У того “Роллс-Ройса”, что стоит сейчас в музее Ленина на Красной площади, знаменитая летящая фигурка “леди экстаза” на капоте не родная. Родная была до той экскурсии, на которой экскурсовод вдохновенно рассказывала, что каждая фигурка уникальна, каждую леди делают пятнадцать художников по металлу из чистого серебра и стоит она пять тысяч долларов.
       Не учла экскурсовод только того, что экскурсантами были пэтэушники…
      
      Техническая характеристика “Rolls-Roys Silver Ghost”
      
      Собран Мэном Эгертоном в г. Норвиче.
      Вес 3760 фунтов.
      Двигатель объемом 7428 см. куб., мощность 72,5 л.с. при 1750 об.мин.
      Расход бензина 1 галлон на 13 км. пробега при скорости 20 миль в час.
      И трех пассажирах.
      Максимальная скорость 125 км. в час, по снегу 60 км. в час.
      
      

В начало сайта

(TURCAT-MERY) Марсель, Франция, 1896-1928

Когда Леон Тюрка (Leon Turcat) и его двоюродный брат Симон Мэри (Simon Мегу) построили свой первый автомобиль, им было всего по 22 года.

«Личный автомобиль Ленина». Rolls-Royce.

Модель назвали "Тюрка-Мэри" и оборудовали рядным 4-цилиндровым горизонтальным двигателем и цепным приводом задних колес. Для расширения производства в 1899 году основали фирму "Тюрка, Мэри и Компания". В 1901 году на Парижском автосалоне Леон Тюрка познакомился с бароном Адрианом де Тюркхеймом (Adrien de Turckheim), представлявшим интересы фирмы "Де Дитрих" (De Dietrich). В феврале 1902 года де Тюркхейм приехал в Ниццу, где лично испытал одну из машин "Тюрка-Мэри".

Автомобиль произвел на него великолепное впечатление, и он уговорил братьев продать ему лицензию на изготовление. Кроме того, барон гарантировал помощь в организации производства машин в Марселе. В 1905 году предприятие "Де Дитрих" в Люневилле понесло большие убытки.

Эжен де Дитрих предложил де Тюркхейму перенести в Марсель производство самого большого автомобиля с 6-цилиндровым мотором рабочим объемом 10,2 л. Это привело к началу унификации продукции обеих фирм. Год спустя в программе "Тюрка-Мэри" уже появились модели "14CV", "18CV" и "28CV" с моторами рабочим объемом 2,4; 3,0 и 6,3 л. Вскоре "Де Дитрих" вновь оказался в критическом положении, поэтому Тюрка и Мэри решили обезопасить себя, взяв все дела фирмы в свои руки. После этого они выпускали машины с 4-цилиндровыми моноблочными моторами рабочим объемом от 2,6 до 6,3 л, которые экспортировались и в Россию.

После первой мировой войны финансовое положение "Тюрка-Мэри" оставалось неустойчивым. Фирма два раза, в 1921 и 1924 годах, производила реорганизацию. В 1922 году она выпустила модель "15CV" с мотором в 3015 см3. Год спустя обновленная "15CV" оснащалась уже двигателем в 2978 см3. В 1925 году "Тюрка-Мэри" начала производство наиболее совершенной послевоенной модели "12CV" с мотором в 2388 см3 с верхним распределительным валом. К этому времени ее финансовое положение стало критическим, поэтому с 1926 года пришлось использовать двигатели других фирм, в основном SCAP и CIME рабочим объемом 1,5 и 1,7 л. Последний автомобиль "Тюрка-Мэри" был оснащен 8-цилиндровым 2,3-литровым мотором SCAP.

Тюрка-Мэри
Тюрка-Мэри-18CV (1912)
Двигатель: рядный 4-цилиндровый моноблочный с боковыми клапанами
Диаметр цилиндра и ход поршня: 90 х 130 мм
Рабочий объем: 3308 см3
Мощность: 40 л.с.
Коробка передач: механическая 4-ступенчатая
Рама: лонжеронная
Подвеска: на полуэллиптических рессорах
Тормоза: барабанные на задних колесах и трансмиссии
Кузов: открытый 5-местный
Максимальная скорость: 90 км/ч

© 2000- NIV

Автомобили для Ленина

Факт, который был известен советским гражданам: председатель Совета Народных Комиссаров Владимир Ульянов-Ленин передвигался на авто. Казалось бы, передвигался и хорошо, не на телеге же ему кататься. И никого в Советское время это как-то не удивляло. Но времена идут и даже не роскошь, а средство передвижения Ильича вдруг породило повод для «критической» оценки. А так, как все, что связано с Лениным, для некоторых граждан есть повод для беснования и выкрутасов, то уж как обойти моторный транспорт. И не обошли.

Но, как это заведено у антисоветчиков и антиленинцев, показания всегда запутаны. Поэтому, наша задача их распутать. И начнем с самого начала.

«Роскошные автомобили»

Именно так, а не иначе расписывают те авто на которых ездил Ленин. Акцент, само собой, делается на слове роскошный. Делается с умыслом: типа другие-то ездили на «Запорожцах», а вождь революции на лимузинах. Да вот забывают хитрецы самое главное рассказать.

К 1917 году весь автопарк царской России насчитывал чуть более 10 тысяч самодвижущихся экипажей. Из них легковых автомобилей около 8 тысяч. Львиная доля легкового транспорта были не из разряда относительно дешевых конвейерных «Фордов Т» (их в России было в районе 15%, но к 1917 году на ходу осталось не более полутысячи штук (а может даже меньше), так как не выдерживали местных условий), так как основными покупателями авто были очень богатые граждане (уж им то жалеть средства на дорогое приобретение было грех) и различные ведомства царского правительства, которые ориентировались на европейских производителей (в США обычно закупали грузовики).

В общем, катавшихся на «Запорожцах» поданных Российской империи, в принципе, не было, так как дешевые массовые автомобили еще не были трендом. Трендом были просто европейские автомобили, которые, кстати, в основном производились не на конвейерах и совсем не массово (удачные модели авто насчитывали в среднем 1-2 тысячи штук выпущенных в течении 5 лет, т.е. примерно по 300 экземпляров в год). Соответственно, любой автомобиль в то время являлся роскошью, а не только средством передвижения, как это стало с начало 1920-х годов, когда мировая автопромышленность начала тотально осваивать поточное производство.

Вот такая была обстановка с автомобильным транспортом накануне Великой Октябрьской революции. А значит делать упор на то, что Ильич выбирал только роскошные автомобили это как упирать на то, что крестьяне тех лет лопали исключительно натуральное коровье масло и делать выводы, что жирно жили аграрии.

«Лимузин»

Лимузин для современного человека это нечто такое большое и дорогое. Поэтому, когда антиленинисты нашего времени читают в воспоминаниях первого водителя Ильича, что «ровно в 10 часов утра мой лимузин «Тюрка-Мери» стоял уже у главного подъезда Смольного», то радость переполняет их сердца. Ага, потирают руки глумливые граждане, лимузин ему подали! Ну а далее идут словесные упражнения…

Да, на самом деле Гиль водил лимузин.

«Российские политики не покупают Rolls-Royce»

Но лимузинами в те годы назывались все автомобили с закрытым кузовом и жесткой крышей. Были еще фаэтоны, родстеры, ландоллэ и т.п. И все это типы кузовов. Поэтому делать поспешные выводы о классе автомобиля начала 20 века могут только очень пристрастные люди.

«Тюрка-Мери» — автомобиль для туризма.

Итак, первым автомобилем, который был предоставлен председателю СНК В.Ульянову, стал французский лимузин «Turcat-Mery». И с него сразу же начинают путаться «разоблачители». Что только не напридумывали они об этом транспорте: и что это был очень редкий автомобиль, и что двигатель у него был аж 50-ти сильный (для того времени 50 л.с. было суперкруто), и что это был какой-то эксклюзивный транспорт ручной сборки (о сборке правда – 95% всех автомобилей только так и собирались, как я уже писал выше). В общем, фантазия работает по полной программе. С годом выпуска тоже не все гладко: одни утверждают, что это 1910 год, другие — 1913, а третьи упоминают 1915. По идее, и не разберешься, но зацепки есть всегда. И у нас их две.

Первая – все сходятся, что автомобиль назывался «Turcat-Mery 28».

Вторая – значок советского времени «На этой машине ездил В.И.Ленин», где написано «Тюрка-Мери» 1908 год.

Разберемся с этими зацепками.

Автомобиля «Turcat-Mery 28» никогда не существовало. Но в 1908 году был создан туристический ландо-лимузин «Turcat-Mery 165 FM» c 28-ми сильным двигателем (был вариант 25 сильного). Производился он не долго, по крайней мере, в каталогах этой фирмы за 1912 год его уже нет, но еще есть в 1910 году. Стоил «165 FM» порядка 14.000 франков.

На подобном автомобиле гонщик Генри Ружье победил в автопробеге Париж-Москва в 1910 году, когда неожиданно для всех первым прибыл на финишную точку, обогнав все скоростные машины. И это, в принципе, во-первых, говорит о том, что «Тюрка-Мери» был хорошим автомобилем, а во-вторых, известным в свое время. Поэтому не будем разделять недоумение некоторых авторов-«разоблачителей» по поводу появления в России машины «ни кому не известной фирмы».

Другое недоумение выразил журналист А.Мальгин, который довольно пространно поупражнялся на автомобилях Ленина в одной своей заметочке. В ней он утверждает, что «Тюрка-Мери» взялся откуда не возьмись, типа большевики его у какого-то частного лица отобрали. Простим уж старому и довольно больному человеку это недоумение. И напомним, что «Тюрка-Мери» находился в царском гараже (Гараж Его Императорского Величества Государя Императора), который потом перешел Временному правительству (Авто-Конюшенная База Временного Правительства), а после Октябрьской революции в составе пяти автомобилей был передан для обслуживания членов Военно-Революционного комитета. И 27 октября 1917 года «Тюрка-Мери 165 ФМ» впервые оказался в распоряжении Владимира Ильича Ленина.

Кстати, тот же Мальгин по каким-то причинам утверждает, что после угона и последующего возвращения «Тюрка-Мери» в конце 1917 года, Ленин ни разу не садился в этот автомобиль. И это есть тоже фантазия журналиста. «Тюрка-Мери» управляемая Степаном Гилем и Алексеем Деминым продолжал оставаться основным средством передвижения Ильича в первой половине 1918 год. Кстати, в апреле 1918 года, уже в Москве, этот автомобиль опять чуть не был угнан, на этот раз анархистами. Но это уже не относится к предмету нашего исследования…

«Автомобиль не для председателя»

Вторым автомобилем Ленина по нелепой традиции называют «Delaunay-Belleville 45». На самом деле, ландо «Delaunay-Belleville 45» 1912 года выпуска был закреплен за наркомом по военным делам Николаем Подвойским. То есть более дорогой и более мощный автомобиль предназначался совсем не для председателя СНК, а для одного из наркомов. Об этом «разоблачители», само собой, забывают упомянуть, так как концепция тогда порушится.

Так вот, этот автомобиль, Подвойский время от времени передавал в распоряжение Ленина, пока шел поиск угнанного «Тюрка-Мери». И все. То есть записывать его на Владимира Ильича можно только при желании фантазировать.

«Ленин не выбирал «Роллс-Ройс»»

В последующем Ленина возили на разных автомобилях. Были в его распоряжении и «Renault 40» (фаэтон и ландо), и фаэтон «Delaunay-Belleville 45», и «Rolls-Royce 40/50»…

Никогда Ленин не требовал, что бы его возил какой-то конкретный автомобиль конкретной марки. Вплоть до осени 1918 года его основным автомобилем оставался «Тюрка-Мери», то есть он удовлетворялся тем, что ему выделили в самом начале революции. Осенью 1918 года он обратился к Гилю подыскать более теплый транспорт. Степану Казимировичу тут же вспомнился «Роллс-Ройс», который не был перевезен в Москву и оставался в Петрограде. В итоге был организован обмен – туда уехала одна машина, а оттуда прибыл «Роллс-Ройс 40/50», который позже стал основным автомобилем Ленина и Крупской.
Таким образом, мнение «разоблачителей», которые утверждают, что Ильич целенаправленно хотел именно «Роллс-Ройс» и именно «40/50» опять оказывается несостоятельным. Ленин в отношении автомобилей был прост – лопал, что дают и скромно ждал ту машину, которую ему могли дать, если его основная была занята.

«Мораль такова»

А ведь как хочется антиленинистам, что бы объект их клеветы и фантазий был такими же, какими они сами и являются — меркантильными, капризными, жаждущими роскошных автомобилей и шампанского в номера. Комплексы маленьких неудачников не дают им покоя и тогда начинается активное обмакивание перьев в чернильницы наполненные собственным дерьмом и сочинительство всяких выдумок о том, кто для них слишком недосягаем и велик. Ведь если нет возможностей подняться в высь, то эту высь можно попробовать опустить к себе в болото…

ЖЖ Дмитрия Покрова

В год 100-летия Октябрьской революции мы решили выяснить, какую роль играл автомобиль в жизни ее ключевого организатора – Ленина. Тем более что до недавних пор сделать это было весьма сложно – значительная часть документов, связанных с его личностью, хранилась под грифом «Секретно»

Зато о том, как вождь мирового пролетариата впервые близко столкнулся с механическим экипажем, можно прочесть в любом полном собрании его сочинений. Возьмем хотя бы пятое, где в томе № 50 собраны послания Владимира Ильича к родным и близким. На странице 303 в письме к сестре Марии, написанном в начале января 1910 года, читаем: «…Ехал я из Жювизи, и автомобиль раздавил мой велосипед (я успел соскочить). Публика помогла мне записать номер, дала свидетелей. Я узнал владельца автомобиля (виконт, черт его дери) и теперь сужусь с ним (через адвоката)».

Ленин тогда жил в эмиграции в Париже, а в Жювизи располагался аэродром, куда он время от времени наведывался посмотреть на полеты аэропланов. Во время одной из таких поездок и приключился описанный выше accident. Чуть позже пострадавший написал: «Велосипедное мое дело кончилось в мою пользу». Процесс действительно был выигран, и деньги с обидчика получены сполна.

Казалось бы, все закончилось благополучно, но вот что странно: на протяжении всей дальнейшей жизни автомобиль для Владимира Ильича являлся постоянным источником неприятностей и опасности. Хотя, судя по всему, сам он этого не осознавал и пользование механическим экипажем доставляло ему удовольствие.

Авто для вождя

В повседневный быт Ленина и его семьи автомобиль вошел уже после завоевания власти большевиками. Правда, несмотря на постоянное использование машин, сам он за руль никогда не садился.

После Октябрьской революции 1917 года бывший царский гараж перешел в распоряжение советского правительства. Для обслуживания В.И. Ленина выделили семерых самых опытных, проверенных и надежных шоферов вместе с закрепленными за ними автомобилями. На протяжении шести лет личным водителем Ленина являлся Степан Казимирович Гиль. На эту должность его назначили 8 ноября 1917 года. Впрочем, карьера Гиля чуть не оборвалась, едва начавшись, поскольку вскоре ленинский Turcat-Mery 1916 года выпуска с кузовом ландоле-лимузин виртуозно угнали.

Дело было так: Гиль привез Владимира Ильича в Смольный и пошел завтракать, оставив машину у главного подъезда во дворе под охраной красногвардейцев. Выехать со двора можно было только по специальному пропуску, однако спустя некоторое время в комнату, где шофер пил чай, вбежал какой-то человек с криком: «Машину Ленина угнали!» Гиль даже не поверил: «Это невозможно»! Но автомобиль действительно исчез. Вскоре выяснилось, что он беспрепятственно выехал со двора, причем сидевший за рулем человек предъявил пропуск!

Узнав о случившемся, Ленин сказал шоферу: «Машину надо найти. Ищите где хотите. Пока не найдете, со мной станет ездить другой».

Машин в Питере тогда было не много, а Turcat-Mery из бывшего императорского гаража был настолько приметен, что не мог исчезнуть бесследно. В итоге Гилю через знакомых шоферов удалось узнать, что угнанное авто стоит в сарае одной из пожарных команд и его вот-вот переправят для продажи в Финляндию. В тот же день угонщиков арестовали – ими оказались работники пожарной команды.

По городу без охраны

До марта 1918 года Ленин ездил по Петрограду практически без охраны, если не считать водителя, которому по штату полагался наган. И такая беспечность не осталась без последствий.

«Роллс-Ройс» Ленина, «Паккард» Сталина, «ЗИС» Хрущева…

Так, 1 января 1918 года Ленин с Подвойским и швейцарским социал-демократом Фрицем Платтеном возвращались с митинга. На Симеоновской улице машину обстреляли. Услышав первый выстрел, Платтен успел пригнуть голову Ленина и тем самым спас ему жизнь, получив пулю в руку.

Вскоре правительство переехало в Москву, куда перебрался и гараж. Несмотря на печальный опыт, председатель Совнаркома по-прежнему ездил без охраны. И вновь неприятности не заставили себя ждать: 30 августа 1918 года после митинга на заводе Михельсона на Ленина было совершено второе покушение. Когда он после выступления подходил к автомобилю, в него трижды выстрелили. Гиль даже не успел рассмотреть, кто именно стрелял, он увидел «протянутую из-за нескольких человек руку с браунингом». Ильич упал рядом с машиной. Гиль накрыл вождя своим телом и никого к нему не подпускал, пока не увидел знакомых активистов из заводского комитета. Раненого Ленина посадили в авто и отвезли в Кремль. Виновной же в покушении признали Фанни Каплан, которую подозрительно быстро расстреляли без суда.

Но и на этом «автомобильные несчастья» Ленина не закончились: 19 января 1919 года он вместе с Марией Ульяновой на машине Гиля в сопровождении чекиста Чебанова поехал навестить Надежду Крупскую, отдыхавшую в лесной школе в Сокольниках. Из Кремля выехали в пятом часу дня. Автомобиль шел по Мясницкой улице от Лубянки со скоростью около 45 верст в час. Недалеко от Каланчевской площади кто-то попытался остановить машину, но Гиль тормозить не стал. Вскоре ситуация повторилась – и шофер опять проехал мимо.

Почти у самых Сокольников на середину улицы выскочило несколько человек с револьверами. Гиль и в этот раз хотел проскочить, однако Ленин, думая, что это милицейский патруль, приказал остановиться. К машине подбежали какие-то люди и, угрожая оружием, всех высадили. Ленин вышел, показал пропуск, но нападавшие приставили к его голове пистолеты. Кто-то ловко вывернул карманы председателя Совнаркома, забрал бумажник и маленький браунинг, который тот на всякий случай носил с собой. Затем бандиты сели в машину и уехали.

Впоследствии выяснилось, что банде грабителей под предводительством некоего Кошелькова, собиравшейся на очередное дело, срочно потребовалась машина, и они остановили первую попавшуюся. К счастью для Ленина, ни Гиль, ни Чебанов оружием не воспользовались: бандитов было больше, вооружены они были лучше, и, начнись перестрелка, инцидент мог закончиться печально.

Вождь и его шофер

Позже Гиль вспоминал, что самым любимым видом отдыха для Ленина были загородные автомобильные поездки. По выходным он любил выезжать на машине за 50–70 км от Москвы, наслаждаясь как самой ездой, так и возможностью лишний раз побывать на природе. Он охотился, собирал грибы, купался, гулял по лесу, а зимой ходил на лыжах. Выезжали и компаниями, и вдвоем с водителем.

Гилю Ленин полностью доверял, ведь тот, по сути, дважды спас ему жизнь. Тем не менее председатель Совнаркома никогда не фамильярничал со своим шофером, обращался к нему корректно, называя либо просто по фамилии, либо «товарищ Гиль». Если во время поездки возникало дело, требовавшее впоследствии решения, Ленин просил водителя напомнить ему об этом после возвращения в Москву.

Кроме того, он требовал пунктуальности. Перед поездкой обычно ставил задачу: куда ехать и когда необходимо прибыть на место. Если приезжали вовремя, хвалил шофера: «Замечательно уложились!», если же нет, выговаривал ему.

Поскольку любимым временем года Ленина являлась зима, а ездить по сугробам на обычной машине было невозможно, то для передвижения по снегу на базе автомобиля Rolls-Royce собрали автосани с гусеницами Кегресса. На них глава правительства ездил на загородные прогулки, отдых и охоту. На кегрессах Ленин совершил и свою последнюю автомобильную поездку 19 октября 1923 года. Вместе с Надеждой Крупской и Марией Ульяновой он приезжал на Всероссийскую сельскохозяйственную выставку, затем, покатавшись по столице, вернулся в Горки.

На том же автомобиле Гиль доставил в Горки гроб, в котором затем тело вождя привезли в Москву. И именно эта машина впоследствии долгое время экспонировалось в музее «Горки Ленинские».

За период с 1917 по 1924 год Ленин пользовался автомобилями нескольких марок и моделей. Кроме Rolls-Royce Silver Ghost, он ездил на уже упоминавшемся Turcat-Mery-28, а также на Delaunay-Belleville-45, Renault 40 и Packard Twelve.  

АвторКонстантин ШляхтинскийИзданиеАвтопанорама №10 2017

Rolls-Royce Silver Ghost

Советский художник Владимир Серов написал целую серию картин, посвященных вождю союзных республик – В.И. Ленину. «Ходоки у Ленина» – одно из подобных полотен, созданное в 1950 г. Как правительственный служитель искусству он избрал жанр социалистического реализма.

Картина эта хорошо известна и проста для понимания. На небольшом холсте уместил Серов четыре фигуры: Ленин и крестьяне. Теснятся они в кабинете в Смольном за маленьким столом, трое из них сидят, один мужчина в ходе долгой беседы оперся рукой на спинку кресла. Таким приемом изображения фигур художник хотел выразительно обозначить близость вождя и простого народа, их единство. Мужики-крестьяне – народ рабочий, не нашлось у них времени снять меховые полушубки.

Ленин в строгом черном костюме, держит ручку и блокнот для пометок на столе. Говорит седобородый старец о потребностях крестьян, о жизни деревенской, мягкими жестами руки сопровождает речь. Двое других мужчин молчат, и все они устремлены взглядом на Ленина. В их глазах читается доверие к высокопоставленному представителю власти, они уверены, что нужды деревни будут услышаны и мудрый вождь точно знает, как решить любую их проблему.

С таким вниманием прислушиваются к Ленину крестьяне, что у зрителей возникает то же самое желание довериться ему, с легкой душой вручить свою судьбу и судьбу города, страны и мира.

Реализм Серова виден в подробном неприукрашенном описании лиц, рук и одежды крестьян: кожа загрубевшая, морщинистая, белеют седые бороды и пряди волос на их головах.

В картине удачно показана задушевность разговора, даже некоторая душевная теплота и любовь. Глава советского союза видится нам заботливым покровителем для простых, далеких от государственных дел людей.

Серов получил за полотно «Ходоки у Ленина» почетную Государственную премию.

(2 votes, average: 5.00 out of 5)

← Описание картины Винсента Ван Гога «Пейзаж в Овере после дождя» (Пейзаж с повозкой и поездом)

Описание картины Дмитрия Левицкого «Портрет Нелидовой» →

Описание Картины Шишкина Лес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *