Королевство лаос

Лаос всегда будет для меня страной загадок и природных чудес. Несмотря на то, что многие жители страны не знают, что такое телевизор и даже не догадываются о существовании Интернета, они ценят красоту окружающей среды, мир флоры и фауны. Неудивительно, почему Лаос называют страной миллиона слонов, ведь издавна это животное играет немаловажную роль в жизни лаосцев.

Историческое название королевства

В 1353 году король Фа Нгум дал землям, которые сейчас принадлежат Лаосу, очень красноречивое название «Королевство миллиона слонов и белого зонта» (дословное звучание «Лан Санг Хом Кхао»). Сокращенное наименование Лао Сан в дальнейшем стало основой для европейцев, которые назвали современное государство Лаосом. Местные жители именуют родину Лао.

Для каждого монарха, который приходил к власти, главным стремлением было стать владельцем белого слона. Эта ценность считалась наиболее важной для правителя страны.

Любимое животное жителей Лаоса

Популяция диких слонов составляет около 300-600 особей, около 400 — живут в неволе. Прирученные животные трудятся вместе с людьми, помогая строить жилище, обрабатывать почву, преодолевать расстояние между поселками в джунглях. Приучают их к физической работе и послушанию человеку – махоты. Ежегодно в Лаосе организовывают любимое народное гуляние – фестиваль слонов. В течение празднования проводится купание животных, уроки рисования с их участием, гонки слонов и другие развлечения.

Защита слонов

В настоящее время популяция слонов в Лаосе существенно уменьшилась. По официальным данным, количество этих животных составляет несколько сотен. Причиной стало неконтролируемое браконьерство и суровые условия содержания прирученных особей. Многие животные гибнут из-за повседневного непосильного труда на лесозаготовительных территориях. Нормализовать ситуацию стремится Центр по охране слонов, созданный в стране несколько лет назад. Специалисты организации создают условия для оздоровления, лечения, выкармливания животных, а также возможности для их размножения. Эксперты считают, что защита от человеческой угрозы способна позитивно повлиять на популяцию священных животных и способствовать тому, что Лаос снова будут называть страной миллиона слонов.

1. Привет! Я Глеб Кузнецов, мне 26 лет, когда-то я жил в Москве, но было это до того, как я отправился в путешествие из Индии в Аргентину. Сегодня я хочу рассказать об одном своем дне, проведенном в джунглях Лаоса, на пути в деревню Нам Ла, что на берегу речки Нам Ха в провинции Луан Намта. Под катом 57 фото, сделанных 23 июня 2012 года.
Трудный день начинается в бывшем колониальном особняке, приспособленном лаосцами под гостевой дом. Ночью шел тропический ливень, но плакат на стене обещает прекрасное приключение.

2. На поиски первобытных лаосских деревень я отправляюсь с друзьями из Польши – Гертой и Томаком. Знакомьтесь, Герта, покуривающая рано-поутру в приятном соседстве с остовом американской авиабомбы, которых множество было сброшено в Лаосе и которые используются в качестве элементов декора. Со своим мужем Томаком она оставил работу и на полгода отправилась в Азию с мыслью путешествовать в Индии, Индокитае и наконец достигнуть Филиппин. Мы познакомились в городе Луан Пробан и основу нашей дружбе положила памятная драка в Варшаве. За бутылкой пива мы сошлись на том, что если кто-то желает бить морды и получать по морде – то вольному воля, мы же желаем в джунгли.

3. Вот и Томак, щедро разливающий пиво «Лао» по евро за бутылку. Вы видите напряжение на лицах? Должны увидеть, так как именно в эту минуту Герта спрашивает меня: «Вот если бы ты не встретил нас, то пошел бы в джунгли один?» Я настороженно отвечаю: «Да». А она: «Ты только не подумай, что мы отказываемся, просто интересно, насколько ты сумасшедший!»

4. Я же вместо ответа совершенно увлекаюсь огромноглазой торговкой побрякушками. Осчастливленный ее кокетством, покупаю куклу за доллар, и получаю на прощание холодное: «Удачи». Меркантильные торговки в Лаосе, таков мой вывод. Но ладно, торговля успешна, завтрак хорош, вещи собраны еще с вечера – фото на память и в путь.


6.Что за путь нас ждет? Буквально давеча вечером мы прибыли ночным автобусом из города Луан Пробанга в самую северную лаосскую провинцию Луан Намта, зажатую между китайскими, бирманскими и тайскими землями. Севернее столичного города Намта сейчас же начинается национальный парк, с горами, допотопными деревнями и джунглями. Двухдневный тур с гидом, проживанием в деревне, питанием из крестьянского котла стоит в здешних агентствах 50 долларов. Скучно? Скучно! Мы идем сами, идем без карты, так как карт в Лаосе не продают. Разве, удалось мне подглядеть в агентстве маршрут – придорожная деревня Чалернсук, которую от национального парка отделяет хребет, а за хребтом речка Нам Ха, а на той речке две деревни – Нам Ла и Нам Кой, до которых километров 15 пешком по тропе. Тропа должна быть, так как деревни все же. Но вот где и какая – того нам неведомо. Но у меня есть мачете, и нам весело рискнуть – в путь.

7. Без воды, бананов и шоколадных конфет в джунгли ни ногой. Торговка в Чалернсуке тычет рукой в лес – туда. Но тропа будет двоиться, держитесь перпендикулярно горам – предупреждает она. Но проводить до развилки отказывается – нам нужно нанять проводника в агентстве. Такие ее слова потом аукнутся нам, но сейчас по улицам деревни Чалернсук в джунгли.

11. Комфортная прогулка по нахоженной тропе с живописными окрестностями через полчаса превращается в карабканье по бурелому. Я иду первым, высматривая в зарослях линию тропы, мужественные Герта и Томак поспевают следом. Воздух, как в парнике. Все тело мокрое и липкое, одежду приходится выжимать каждые 20 минут, литровую бутылку воды выпиваю залпом и не могу остановиться. За всем этим останавливаешься вздохнуть и видишь над собой колосс тысячелетнего дерева. Но тут крик – Томак поднимает штанину, а она облеплена червями. «Пиявки!» Эти твари тонкие и быстрые – лезут под штанину до колена и пускают кровь, которая не останавливается и сочится после часами. Скидываем пиявок на бревно и рубим их мачете, но вперед и вперед.

17. А вот здесь все – два часа карабканья вверх по склону гряды, и я уверен, что направление верное, что до вершины осталось, ну полчаса, а после вниз, и там речка Нам Ха, а на ее берегу деревня… Но тропы больше нет. Я еще прорубаюсь вперед, но безнадежно – джунгли не дают идти, и больше нет уверенности в правоте. Ориентиры от усталости становятся расплывчатыми, словом, нужно спускаться.

18. Через час мы вновь в сотне шагов от деревни, и сейчас обнаруживаем ошибку – на одной из развилок мы взяли неверное направление. А на верном, буквально за первым кустом карта тропы. Легче по «Беломору» идти, чем по такой вот карте. Но все же это знак – верный путь.

19. И снова вверх по руслу ручья. Переваливаем через гряду, которая метров на 400 выше стартовой точки, и вниз к речке. Еще четыре часа в пути, и ноги уже подгибаются и раздражение от падающих на руки и ноги пиявок. И опять неуверенность в верности пути. Уже первые тени сумерек.

21. Я забираюсь на очередное упавшее дерево и глаза-в-глаза сталкиваюсь с двумя мальчишками, колющими вилками рыбу в ручье. «Сабайди!» — восклицаю я. Они дружелюбно улыбаются, и я начинаю свой вопрос о том, где деревня, как их взгляд падает на мой мачете, и они мгновенно исчезают в джунглях.

22. Ладно, отступать уже нет времени – мы не успеем вернуться в Чалернсук из-за темноты и усталости. Но наконец выходим к Нам Ха! С новыми силами – вперед!

23. Видим обработанные поля, заборы, скотину, а вот и ворота в деревню – лестница, через которую не сможет пройти скотина.

25. На месте! Деревня Нам Ла. Она в глубине национального парка и путь, которым мы сюда шли, — единственный.

26. В Нам Ла все происходит по Роберту Шекли. На центральной площади монумент разрушенной цивилизации – гора ржавых железяк. Свиньи бродяжничают по улицам. Собаки грызутся под сваями хижин. Тишина. Кажется только, что далеко играет музыка, но пропадает. Есть, есть жизнь – есть это чувство, но она затаилась.

29. Идем вперед, и вот он, первый человек. Что за человек! Сухой и сгорбленный старик. Смотрит на нас, улыбается беззубо. И машет рукой – за ним. Из хижин высовываются дети и собираются за нами гурьбой. Снова играет музыка. Старик ведет нас к реке, где особняком стоит хижина. Мальчик приносит нам ведро воды, и все – они откланиваются. Мы тычем в рот – просим еду – показываем на деньги, на свиней и кур, бегающих тут. Все бесполезно – старик только улыбается. А дети съедают все наше печенье. Ничего не остается, как сесть на веранде и ждать, что будет.

34. Проходит время, и деревня оживает. Люди возвращаются с полей и из джунглей. Мы с Томаком отправляемся к ним вновь, но вновь они только смеются, когда мы просим еду. Некоторые разговаривают с нами на своем языке, не понимая ни единого слова по-английски.

43. Мы бродим по деревне, как призраки. Никто не обращает на нас внимания – все заняты своими делами, всем мы безразличны. Пытаемся заговорить – только смеются. Отступать некуда – я набираю охапку дров и несу к хижине. Решаем, что еще чуть и убьем курицу, которых тут множество, сварим ее и тем будем живы. А иначе все одно нам от местных еды не добиться.

50. Решаем, что лучше поймать и убить курицу не в самой деревне, а в кустах, чтобы поставить их перед фактом – курица в нашем котле. Но и здесь не выходит остаться одним, а дровосеки оказываются наиболее смышлеными и на очередные попытки добиться еды только указывают на хребет – в Чалернсуке магазин, мол.

51. Мы в полном недоумении, так как можем понять нежелание продавать нам пищу, но почему тогда нас так охотно поселили в хижину и первое время были очень ласковы…

52. Ответ не заставляет себя ждать – он появляется в образе сурового англоговорящего лаосца в жилетке дорожного работника. Все просто, «наша» хижина была построена туристическим агентством и является его собственностью. Старик поселил нас в нее, не зная, что мы идем сами. Когда же деревенские поняли, что мы не передовая часть туристической группы, а дикие туристы, они испугались и, как могли, старались нас спровадить.

53. За «дорожной жилеткой» из леса выходит группа организованных туристов – англичане, израильтяне, немцы, швейцарцы. Все глядят на нас с недоумением. «Мы из Восточной Европы, для нас этот лес не лес совсем, а только перелесок», — что им еще сказать?.. «Дорожная жилетка» в ответ начинает ломаться: мол, нельзя, запрещено, нам нужно возвращаться, но укоризненные взгляды его собственной группы и 15 долларов в кармане – и вот мы уже обеспечены легальным жильем и ужином.

55. В хижине устанавливают москитные сетки, разводят костер из украденных мной дров, из деревни приносят местный самогон «ляо-ляо», языки развязываются. Но вот парадокс – все доброжелательные и открытые, все достаточно хорошо говорят по-английски, все молодые и у всех есть общий интерес – путешествие. Но болтовня пустая: «А правда, что в Сибири снег по пояс выпадает?», «А в Израиле, наверное, безумно жарко?», «А какое пиво пьют в Швейцарии?» Блаблабла – все смеются, все в рамках приличий, но душевности нет. Посему спать – завтра глубже в джунгли и обратно через хребет.

Лаос — это страна, которая гарантирует свежие впечатления, необычные встречи и открытия. «Страна миллиона слонов и белого зонта» — это первое официальное название Лаоса. Удивительная и неисхоженная туристами страна.

Тут живут дивные люди — простодушные и любопытные. Это десятки народностей, которые продолжают поддерживать свои традиции. Тут буддизм и социализм объединились в мирной схватке с шаманизмом. Тут деловито обсуждают последние цены на мопеды и слонов, а к столу могут подать речные водоросли и запечённых летучих мышей.

В Лаосе не покидает ощущение, что ты попал в сказочный мир Маркеса — в Макондо на берегу Меконг-реки. Лаос так же спрятан в дебрях тёмной бананово-опиумной зоны. Декоративный социализм замешан на густом буддизме, мир деревенских духов и колдунов подпитывается воспоминаниями о жутких войнах и бомбардировках, лесные наркобароны и партийные отцы народа владеют городами, долинами и тюрьмами. И тут идёт дождь…

Лектор: Борис Кузнецов, директор издательства «Росмэн», путешественник.

Герман, OE1HFC будет активен из Лаоса до 21 января 2015 позывным XW1HFC.
Он будет работать на КВ диапазонах.
QSL через домашний позывной.

Лаос – страна с интересной историей и уникальными особенностями!

Народная республика Лаос – самое не европеизированное государство Юго-Восточной Азии. Географически оно находится между пятью граничащими государствами – Бирмой, Китаем, Таиландом, Вьетнамом и Камбоджи. Лаос менее знаменит, чем соседние страны, поскольку занимает сравнительно небольшую территорию – 236 800 км², и имеет слаборазвитую экономику.

Окунемся в историю!

В прошлом народно-демократическая республика была королевством известным далеко за своими пределами, и называлось оно Lan Xang (Лансанг), что в переводе с лаосского значит «страна миллиона слонов». Первый князь протогосударственного образования 14 ст. Фа Нгум сумел победить десятитысячное кхмерское войско и захватить Вьентьян – одно из независимых княжеств-мыонгов. Он провел ряд реформ, которые и предали Лаосу тот вид, который он имеет сейчас. Фа Нгум сделал буддизм государственной религией и создал экономику, которая помогала процветать королевству. За двадцать лет своего становления Лансанг расширил свои границы на восток, подступив к горным районам Вьетнама. Поскольку свою власть на отвоеванных территориях он насаждал силой, управленческая элита из его ближайшего окружения не хотела терпеть безжалостность и деспотию князя. В 1373 году неугодный владыка был отправлен в пожизненное изгнание в одну из тайских провинций – Нан.

В конце 19 века, королевство Луангпхабанг было разграблено китайской Армией черного флага и Францией, с ее стремительно растущей в размерах колониальной империей в Индокитае. Никогда Лаос не был по-настоящему важной частью французской протектората в Юго-Восточной Азии. Он, скорее выполнял роль буферного государства между Таиландом, находящимся под влиянием Великобритании, и более важным стратегически и экономически регионом – Вьетнамом. Население подконтрольной территории вызывало у французов смешанную гамму чувств, от привязанности к раздражению. Лаосцев они считали обходительными, по-детски наивными и ленивыми работниками. Подчинившим их иностранцам жители колонии отвечали такой же взаимной «любовью». 12 октября 1945 года Лаос провозгласил свою независимость, но благодаря находчивости французского генерала Шарля де Голля, Франция де-факто имела контроль над своей азиатской колонией до 22 октября 1953 года. В конечном итоге, Лаос обрел полную независимость от метрополии, как конституционная монархия.

Эпоха войн в Лаосе!

К середине 20 века в монархии стал очевиден рост влияния коммунистической идеологии. США начали проводить свою политику сдерживания против коммунистической армии Патет-Лао в данном регионе. Америка оказывала финансовую поддержку Королевской Лаосской армии во время восстания Патет-Лао в 1960-м году. Из-за военных конфликтов ситуация в королевстве неуклонно ухудшалась и перерастала в гражданскую войну. При поддержке Вьетнамской народной армии и Советского Союза лаосским коммунистам удалось свергнуть роялистов и вынудить короля Саванг Ваттана отречься от престола. На этом одновременно закончилась гражданская война – «тайная война», как ее именовало американское правительство, и прекратила существование монаршая королевская династия. По оценкам экспертов, вооруженный конфликт в Лаосе унес жизни около 70 тысяч жителей.

После принятия управления страной, армия Патет-Лао переименовала королевство в лаосскую народно-демократическую республику и подписала соглашение с Вьетнамом, дающее последнему право иметь вооруженные силы на своей территории и оказывать консультационную помощь в осуществление контроля над страной. В настоящее время Лаос достаточно либеральное государство, несмотря на то, что является одним из пяти последних коммунистических стран мира, с одной партией, которая сохраняет монополию власти и контроль над всеми делами. Только после развала СССР Лаос стал интегрироваться в капиталистическую систему мировой экономики. Правительство республики приветствует частные инвестиции со всего мира и ставит перед собой амбициозные цели в виде плана стремительного развития к 2020-му году.

Туристическое развитие страны!

Огромная часть экономики страны ориентирована на развитие туристической сферы. Потрясающие ландшафты и великолепные храмы, а также дружеский посыл ко всем въезжающим иностранным гражданам на территорию республики, делают Лаос необычайно привлекательным маршрутом. Прибыль от туризма позволяет местным жителям получать достойную заработную плату. В республике среди туристов особой популярностью пользуются такие города, как шумный Луанг Прабанг, где состоятельные гости тратят за день сотни и тысячи долларов. Есть и аскетические места, особенно в сельской местности, для духовного развития и медитаций. Лаос – это очень многообразная страна, в которой уникально все – от еды до языка общения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *