Gmc cckw 353

Неизвестные «союзники» Сергей Егоров, фото из открытых источников

В очередную годовщину Победы снова есть повод вспомнить о незаменимых помощниках солдат стран антигитлеровской коалиции – военных автомобилях. В нашем представлении они всегда ассоциируются с пехотой и артиллеристами. Однако огромную роль в разгроме Германии и Японии сыграли военная авиация и флот.

Самые сильные морские и воздушные силы среди стран коалиции были у США. Но самолет не поднимется в воздух без аэродрома, да и корабль без порта приписки, где он может пополнить боезапас и залить в свои цистерны топливо, недолго будет представлять боевую ценность. Поэтому грандиозным воздушным и морским сражениям, транспортным и десантным операциям всегда предшествовала напряженная работа в тылу, важную роль в которой играла автомобильная техника различного назначения. Служба автомобилей, о которых пойдет речь, проходила на аэродромах, в портах и на островах Тихого океана. Они нечасто попадали в объективы фотографов и кинооператоров, которых больше интересовала боевая техника. Однако наряду с «джипами», «джимми» и «студерами» эти автомобили, пусть и незаметно, приближали нашу общую Победу.

Военно-воздушные силы в годы войны организационно входили в состав армии США и стали отдельным видом вооруженных сил только в 1947 году. Поэтому авиаторы использовали те же автомобили, что и сухопутные войска, однако в качестве шасси для некоторых типов аэродромной техники закупались машины, специально разработанные для этих целей.

Для авиационной топливной службы компания Autocar в 1940–1941 гг. выпускала двухосный полноприводный грузовик модели U-2044 грузоподъёмностью 2,5 т, применявшийся в качестве шасси для маслозаправщика, а также сходные по конструкции седельные тягачи моделей U-4144T и U-5044, предназначенные для буксировки полуприцепов-заправщиков. Все автомобили имели бескапотную компоновку и кабину от коммерческих грузовиков.

В предвоенной «иерархии» военных автомобилей США предусматривалось наличие грузовиков класса 7,5 т с колесной формулой 6х6. Однако до появления в 1943 г. артиллерийского тягача Mack NO автомобили этого типа поступали в основном в авиационные части. В 1941 г. в связи с расширением авиапарка компания Biederman начала выпускать новые автомобили этого класса – седельный тягач F-1 для буксировки полуприцепов-заправщиков и аэродромный эвакуатор С-2. Эвакуатор, оснащённый 10-тонной крановой стрелой длиной 4,5 м, предназначался для ремонтных работ и удаления поврежденных самолетов со взлётной полосы. В задней части он имел седельно-сцепное устройство и мог буксировать низкорамный двухосный полуприцеп, который использовали для перевозки новых или повреждённых самолетов. Первоначально на эти машины устанавливали 6-цилиндровые бензиновые двигатели Hercules мощностью 165 л.с., но позднее их заменили 180-сильной моделью. В 1942 г. начались поставки аналогичных автомобилей от компаний Federal и Reo, которые строились по единой спецификации и были похожи внешне. Компания Federal выпускала седельные тягачи модели 605 и несколько вариантов эвакуаторов модели 606 с двигателями Hercules мощностью 180 л.с. Поздние варианты эвакуаторов оснащали телескопической 5-тонной стрелой, имевшей максимальную длину 7,9 м. Компания Reo выпускала только седельные тягачи модели 29XS и аналогичные им шасси для аэродромных пожарных машин Reo 29FF. За 1942–1945 гг. в компании было собрано 2318 автомобилей обоих типов. Все эвакуаторы независимо от компании-изготовителя получили официальное обозначение Truck Tractor, Wrecking, 71/2-Ton, 6×6, C-2, а седельные тягачи – Truck Tractor, Fuel Servicing, F-1, 71/2-Ton, 6×6. В 1944 г. компания Biederman начала выпуск крановых шасси P-1 с одноместной кабиной.

Еще одним важным видом аэродромной техники были погрузчики авиабомб, которые грузили бомбы на специальные тележки и буксировали «автопоезд» из них к местам стоянки самолетов. В 1939–1941 гг. главным поставщиком таких машин была компания Marmon-Herrington, которая строила их на базе полутонных грузовиков Ford. С 1942 г. на аэродромы стали поступать новые погрузчики Chevrolet NQ-G-7128, известные как M6 Bomb Service Truck. Конструктивно они относились к серии армейских полуторатонных автомобилей Chevrolet G-7100 типа 4х4, но отличались от них открытой кабиной, более короткой базой и односкатными задними колесами. Всего до конца войны было изготовлено 7857 таких машин.

В северных регионах острой проблемой является очистка взлетно-посадочных полос от снега. Для этих целей в военную авиацию поступали полноприводные грузовики компаний FWD, Marmon-Herrington, Oshkosh и Walter, оснащённые снегоочистительным оборудованием Snogo и Roto Wing или снеговыми плугами.

В период Второй мировой войны в состав Военно-морских сил США помимо боевых кораблей входили Корпус морской пехоты, морская авиация, военные строительные части Seabees, различные арсеналы и судоверфи. Военно-морское министерство США занималось закупками автомобильной техники независимо от армии и предъявляло к ней свои, зачастую особые требования. В силу специфики действий военного флота США его автомобили были практически неизвестны за пределами американского континента и Тихоокеанского театра военных действий, где в 1942–1945 гг. произошли как главные морские сражения, так и все боевые операции морской пехоты.

Корпус морской пехоты во второй половине 1930-х годов имел на вооружении как коммерческие автомобили различных марок, так и полноприводные двух- и трехосные конверсии грузовиков Ford, которые изготовляла компания Marmon-Herrington.

Поступление новых полноприводных автомобилей, созданных с учетом требований морских пехотинцев, началось в 1941 году. Все они разработаны и выпускались компанией International Harvester, которая оснащала их рядными бензиновыми «шестерками» различной мощности собственного производства. Автомобили имели единую систему обозначения, отличавшуюся от фирменной, которая состояла из буквы «M» (Military), первой цифры, обозначавшей грузоподъёмность в тысячах фунтов, и второй цифры, показывающей число колёс.

Самым лёгким был полутонный автомобиль International M-1-4, оснащённый двигателем мощностью 85 л.с. В 1941–1943 гг. собрали 1126 машин, из которых 892 были укомплектованы санитарными кузовами. Более тяжёлым был 93-сильный International M-2-4 грузоподъёмностью 1 т. В 1941–1944 гг. была изготовлена 9101 машина. Автомобили класса 0,5 и 1 т можно рассматривать как аналоги лёгких полноприводных грузовиков Dodge типа Weapon Carrier, которые находились на вооружении американской армии.

International M-3-4 был полноценным грузовиком с двигателем мощностью 88 л.с. и грузоподъёмностью 1,5 т. Автомобиль выпускали в двух модификациях: M-3L-4 имел колесную базу длиной 3,53 м, а M-3H-4 – 3,81 м. Машины были укомплектованы как закрытыми кабинами от коммерческих грузовиков, так и кабинами с брезентовым верхом, которые установили примерно на 20% всех выпущенных грузовиков. В 1941–1944 гг. собрали 6532 автомобиля всех типов, однако Корпус морской пехоты получил всего 452 грузовика, а остальные машины направили в другие подразделения флота, главным образом в морскую авиацию. Автомобили оснащались бортовыми платформами, самосвальными кузовами, противопожарным и заправочным оборудованием.

Самым тяжелым и массовым стал трехосный International M-5H-6 грузоподъёмностью 2,5 т, который был аналогом таких известных автомобилей, как GMC CCKW-352/353 и Studebaker US-6. Его предшественник International M-5-6 c закрытой кабиной коммерческого типа был создан для армии США, но туда так и не попал – все 500 машин этой модели, собранные в 1941 г., в порядке оказания военной помощи отправили в Китай и в СССР. В 1942 г. было изготовлено 3000 автомобилей модели M-5-6×4 без привода на переднюю ось, которые тоже пошли на экспорт. Автомобили обоих типов оснащали двигателями мощностью 111 л.с. В том же 1942 г. начался выпуск модели M-5H-6, которая предназначалась для морских пехотинцев и имела двигатель мощностью 129 л.с. Внешне новые грузовики отличались от предшественников наличием кабины с брезентовым верхом. International M-5H-6 выпускали с двумя вариантами колесной базы (3,78 и 4,29 м) и помимо бортовой платформы оснащали специальными надстройками: самосвальными кузовами, фургонами, противопожарным оборудованием и т. п. На шасси этого типа существовали и седельные тягачи. Всего в 1942–1945 гг. было изготовлено немногим более 35 тыс. грузовиков модели M-5H-6. Из этого количества 5562 автомобиля были заказаны для подразделений флота, в том числе строительных частей Seabees, а несколько сотен из них комплектовали закрытой кабиной коммерческого типа.

Еще одним полноприводным автомобилем, состоявшим на вооружении морской пехоты, был двухосный FWD SU-COE Special класса 5–6 т, который выпускала компания Four Wheel Drive Auto. Он был создан на базе бескапотного автомобиля модели SU-COE, который в качестве грузовика и артиллерийского тягача поставлялся в основном в армии Великобритании и Канады. Вариант для морских пехотинцев отличался более короткой колесной базой, открытой кабиной и предназначался как для перевозки грузов, так и для буксировки артиллерийских орудий. Все автомобили модели SU-COE оснащали бензиновыми двигателями Waukesha мощностью 126 л.с.

Для тыловых перевозок флот использовал обычные коммерческие грузовые автомобили, которые закупались у компаний Autocar, Federal, GMC, International, Mack, Reo и др. Наиболее типичными были автомобили, оснащённые платформами с высокими бортами, но встречались и самосвалы, топливозаправщики, фургоны различного назначения и седельные тягачи. Например, небольшая компания Oshkosh, известная в наши дни как главный поставщик автомобилей для Пентагона, в годы войны строила для флота седельные тягачи типа 4х4 моделей W709CT5 и W712, которые буксировали одноосные полуприцепы. Большим разнообразием отличался парк автомобилей-заправщиков морской авиации, в котором доминировали поступившие накануне войны машины на шасси Autocar моделей U-70 (4×2) и U-9064 (6×4), а также Mack. Помимо работы на аэродромах их использовали и для заправки торпедных катеров.

Береговые части и аэродромы морской авиации имели в своих автопарках и полуторатонный Ford GTB типа 4х4, который выделялся среди серийных военных автомобилей США того времени своим необычным видом. В 1942–1944 гг. по заказу американских военных несколько автопроизводителей строили опытные образцы полноприводных низкопрофильных автомобилей, и Ford GTB стал единственной машиной этого типа, которая пошла в серию. Серийный выпуск этого автомобиля, оснащенного 6-цилиндровым двигателем Ford мощностью 90 л.с., начался в июне 1942 г. Первая партия грузовиков (6001 единица) попала в армию США, но от последующих закупок она отказалась. Из-за географии своего применения грузовик получил у армейцев прозвище «Бирманский джип». Остальные модификации в 1942–1944 гг. выпускались уже для военного флота. Это были грузовики модели GTBA, погрузчики авиабомб GTBS и GTBC и эвакуаторы GTBB. Всего ВМС США получили 9270 автомобилей всех вариантов.

На аэродромах морской авиации тоже применяли эвакуаторы, но в отличие от аналогичных машин армейских ВВС седельно-сцепного устройства они, как правило, не имели. В предвоенный период флот закупал такие машины на шасси коммерческого грузовика Autocar U-90 (пожалуй, единственный тип с седельно-сцепным устройством), но с началом войны на аэродромы стали поступать эвакуаторы на шасси грузовиков типа 6х6 небольшой компании Sterling. Специально для морской авиации в 1942–1945 гг. она выпускала автомобили Sterling DDS150 класса 6 т и Sterling DDS235 класса 10 т, оснащённые эвакуационным оборудованием. В 1944–1945 гг. 200 шасси для эвакуаторов, аналогичных модели Sterling DDS235, построила компания Reo. Несколько автомобилей сохранились до наших дней, но ни в какой военно-технической литературе они не упоминаются и даже неизвестно обозначение их модели. Sterling DDS150 применяли как шасси для погрузчика торпед, а на базе модели DDS235 компания Cardox выпускала аэродромные пожарные автомобили пенного тушения.

Самый большой аэродромный эвакуатор грузоподъемностью 20 т выпускали в 1942–1943 гг. на шасси грузовика Sterling HCS330 (6×4). Автомобиль оснащали бензиновым двигателем Waukesha мощностью 186 л.с. и цепным (!) приводом ведущих колес. Интересно, что документальные фотографии общего вида этих машин чрезвычайно редки (если вообще существуют), но 10–12 эвакуаторов в разной степени сохранности дожили до наших дней.

Бюро верфей и доков (управление ВМС США, ведавшее судостроением) располагало особыми автопоездами большой грузоподъёмности для доставки к стапелям деталей и узлов военных кораблей и подводных лодок. Известны автопоезда, состоящие из трехосных седельных тягачей Mack моделей FKSW и CJ и низкорамных полуприцепов-тяжеловозов, на которых можно было перевозить грузы весом до 40 т.

В 1944 г. для Бюро верфей и доков ВМС США компания Linn Manufacturing построила около 25 весьма необычных грузовиков Linn C-5 Catruk на комбинированном колесно-гусеничном ходу. Все они оснащались крановой стрелой и шли в комплекте с одноосными полуприцепами. Linn C-5 Catruk имел привод как на передние колеса, так и на гусеницы и после подъёма неведущей задней оси превращался из автомобиля в полугусеничную машину.

И несколько слов о том, какую окраску имели автомобили флота и армейской авиации. Стандартным цветом автомобильной и бронетанковой техники армии США был коричнево-оливковый. Такую же окраску имели и большинство автомобилей ВВС, однако аэродромная техника на крупных авиабазах чаще всего была желтого цвета. Автомобили Корпуса морской пехоты красили в тёмно-зелёный цвет, а транспортные средства флота выделялись корабельной светло-серой окраской.

На всех континентах во Второй Мировой войне участвовало свыше 3,5 миллионов автомобилей. Только в США производство авто за все годы войны составило 2,4 млн. Канада сделала 800 тыс. машин. Но основных героев Победы, которые стали для своего времени автомобилями-легендами, было не так много. От советского автопрома это ГАЗ-АА – «полуторка» и все ее производные и ЗИС-5 – «трехтонка» и производные от нее модели. Еще была легковая «Эмка» — ГАЗ-М1, в массовом варианте с модернизированным мотором от «полуторки». Именно на эти машины и выпали все основные тяготы войны.
Война застала советскую автомобильную промышленность в неплохом состоянии. Но огромные потери на фронте требовали особых усилий прежде всего, из-за эвакуации предприятий за Урал. Пока они переезжали, продукция не выпускалась. Поэтому производство двигателей за Уралом худо-бедно наладили только летом 1943 года. Причем, станки стояли под открытым небом, а уже вокруг них строились цеха. А выпуск машин – Урал-ЗИС смогли наладить только в конце 1943-го. Сейчас на этом месте расположен автозавод «Урал», а когда-то было чистое поле.
Автомобили времен Великой отечественной войны опять оказались в строю
Автомобили времен Великой Отечественной войны были замечены в Киеве
В Киеве воссоздали бой 1945 года с помощью реальной техники
ГАЗу тоже пришлось пережить тяжелые моменты. Летом 1943 года завод разбомбила немецкая авиация. Поэтому, в 1941-м и весь 1942-й год автомобилей на фронте не хватало. Положение частично спасали американские авто, прибывшие в СССР по ленд-лизу. Их собирали на том же ГАЗе и ЗИСе прямо под открытым небом и сразу грузили на платформы для отправки на фронт. Так героями войны стали американские автомобили: Dodge, Willys и Studebaker.
Советские мифы
Советская пропаганда, как это очевидно теперь, искажала многие исторические факты. Цели были разными. Иногда – злободневными, чаще – с дальним прицелом на будущее. Например, навязывалась байка о том, что СССР был абсолютно не готов к войне. И у фашистской Германии было огромное преимущество в военной и, в частности, автомобильной технике. Видимо, с такой позиции советским историкам было выгоднее показывать, как «ценой неимоверных героических усилий, под руководством КПСС и лично товарища Сталина…»
Это не совсем так. По словам известного автомобильного журналиста и историка, автора нескольких книг о военных автомобилях Леонида Гоголева, соотношение автомобилей к началу войны у СССР и у Германии было примерно одинаковым. Более 250 тысяч единиц с каждой из сторон. Другое дело, что уже в первые месяцы войны, большая часть советской техники была уничтожена.
Еще один миф о том, что советские автомобили были технически устаревшими, а немецкие – использовали передовые технологии, также не полностью соответствует действительности. Хотя, внешне советские авто действительно выглядели старомодными.
На начало войны (1941 г) основным грузовым транспортным средством Красной Армии была так называемая «полуторка» ГАЗ-АА. Грузовик, получивший свое прозвище за способность перевозить 1,5 тонны. Его делали на Горьковском автозаводе и, конечно, вершиной инженерной мысли для своего времени, назвать этот автомобиль сложно. Но! Двигатель полуторки был сделан на базе надежного и неприхотливого фордовского мотора 30-х годов. Что для военного времени оказалось преимуществом. На момент начала производства это были неплохие автомобили. По мнению Леонида Гоголева – лучше немецких. К тому же, их конструкцию советские инженеры адаптировали к местным условиям эксплуатации.
Кроме того, малая степень сжатия в советских моторах, давала возможность заправлять полуторки не очень качественным бензином (мягко говоря). Да и в обслуживании этот движок был неприхотливым, что стало несомненным преимуществом в военное время, так как делало возможным полевой ремонт. То же можно сказать и о ЗИС-5, мотор которого имел невысокую степень сжатия. А зарубежные автомобили с более передовой высокой компрессией на нашем бензине, по словам Леонида Гоголева, не всегда работали. А если работали, то из-за высокой детонации разрушались довольно быстро. До капремонта они проходили всего 10-12 тыс. км. И это без учета дорог.
Как ни странно, преимуществом для военного времени стал и достаточно бедный модельный ряд советских автомобилей. Он базировался на двух основных типах грузовиков и моторов ГАЗ и ЗИС. И для них нужна была одинаковая номенклатура запчастей. Немецкая техника, особенно та, которая в ходе войны попала в армию, благодаря союзникам фашистской Германии, была очень разнообразна и не имела унификации. По словам Леонида Гоголева, требовалось десятки тысяч наименований запчастей. Только одних свечей зажигания использовалось 182 типа (!). И снабдить ими армию на чужой территории было практически невозможным даже для педантичных немцев.
В начале войны немецкое правительство издало специальный циркуляр, по которому Mercedes-Benz, Volkswagen и Opel должны были производить поставляемые в армию грузовики с взаимозаменяемыми запчастями. Но этот циркуляр в полной мере выполнить не удалось. Из более, чем 70 моделей было унифицировано только 19. В результате, в середине и, в особенности, к концу Второй Мировой войны большая часть подвижного состава Вермахта, стала недееспособной из-за отсутствия запчастей.
ГАЗ-АА Полуторка
Неказистый грузовичок, который фигурирует во всех фильмах о Второй мировой войне и отличается неимоверной живучестью и неприхотливостью – это знаменитая «полуторка» ГАЗ-АА. Самый массовый автомобиль Красной Армии. У «полуторки» мотор был сначала 42, а после модернизации – 50 л.с. Мотор по конструкции был американским. Когда в 1929-30 гг СССР начинал разворачивать мощную автомобильную промышленность, для производства полуторки купили лицензию у Ford. И Ford с большой охотой продал СССР еще и все технологии производства этого авто, так как тогда в США было время великой депрессии.
Машина могла похвастаться максимальной скоростью в 70 километров в час и была быстрее своего «коллеги» – ЗИС-5. Безотказный двигатель запускался с пол-оборота, правда, зачастую ручным стартером, так как рабочий аккумулятор на войне – большая редкость. Неприхотлив мотор был и к бензину. Горючее заливали любого качества – машина работала даже на керосине и спирте.
Сейчас часто исследуют пластик салона. Мягкий он или жесткий. В автомобилях, о которых мы рассказываем, приборная панель была вообще цельно металлической. Щиток полуторки имел спидометр, амперметр и замок зажигания. А сама кабина могла быть из фанеры или брезента.
В военные годы для экономии металла на полуторку ставили всего одну фару и один стеклоочиститель со стороны водителя. Передние тормоза отсутствовали. Крылья автомобиля делали из обычного кровельного железа. В задней части машины вместо четырех нередко ставили всего два колеса. Крышу и двери кабины изготавливали из брезента, что было плюсом: в случае возгорания, затопления или обстрела автомобиля из него можно было быстро выпрыгнуть. Даже в кузове в целях экономии, откидным делали только один борт.
Как делают «ГАЗели»
Как делают «ГАЗель-Бизнес». Репортаж с завода
ЗИС-5
Поистине культовым грузовиком на войне был ЗИС-5. В народе он получил названия «Захар», «Захар Иванович», «Трехтонка». По своей надежности ему не было равных. У ЗИС-5 мотор был мощностью 73 лошадки. Для производства ЗИС-5 была приобретена лицензия американской компании Otokar.
Также надо отдать должное проходимости «Захара» – при колесной формуле 4х2 грузовик преодолевал различные препятствия, и вел себя на военном бездорожье практически как полноприводный автомобиль. Отдельное внимание заслуживает относительно гибкая рама ЗИС-5 – при наезде на препятствие она изгибалась, помогая автомобилю проехать неровность более мягко. Максимальная скорость этого грузовика — 60 километров в час.
Для экономии материала грузовики ЗИС-5 во время войны начали делать максимально упрощенной модификации. Вместо железной кабины ставили фанерную, отсутствовали передние тормоза, также на грузовик устанавливали всего одну фару (водительскую), а на протяжении некоторого времени эти машины выпускали вообще без фар! На каждом грузовике завод экономил 124 килограмма металла.
ГАЗ М1 «Эмка»
Так в народе называли первую массовую советскую легковушку ГАЗ-М1. Ее выпуск олицетворял победу социализма в СССР, хотя сам автомобиль имел ярко выраженные буржуазные корни. Его прототипом был американский Ford B. Главное их отличие в том, что на Ford стоял мотор V8, а на советских «Эмках» — 4-х или 6-цилиндровый силовой агрегат. Была даже легенда о том, что сложность освоения выпуска 8-цилиндрового мотора подтолкнула советских торгпредов тайно просить содействия Геринга передать СССР через подставную фирму в Швейцарии документацию на мотор из европейского отделения Ford. Где, к тому же, все размеры были в миллиметрах, а не в дюймах, как на американских чертежах.
При длине 4665 мм «Эмка» имела огромную колесную базу в 2865 мм. Что обеспечивало простор салона. Правда, негативно сказалось на объеме багажника. В большинстве «Эмок» стоял модернизированный мотор от полуторки. 50-сильный 4-цилиндровый мотор разгонял «Эмку» до максимальных 105 км/ч и за 24 секунды до сотни. В люксовых версиях 6-цилиндровый от Dodge. Во Второй мировой «Эмка» была в Красной Армии офицерской машиной. А в начале войны были даже «Эмки» броневики.
ГАЗ-67 «Иван Виллис»
Еще до войны на ГАЗе начали работы по созданию собственного внедорожника. Но запустить его в производство смогли лишь к августу 1941 г. ГАЗ-64 получил мотор от «полуторки», но оказался малопригодным на грунтовых дорогах из-за узкой колеи.
В спешном порядке к 1942 году готовят уже его модернизированный вариант ГАЗ-67 с «грузовым» межколесным расстоянием, большим клиренсом в 227 мм. ГАЗ-67 или «Иван Виллис» как его прозвали солдаты, служил наравне с лендлизовскими машинами, но благодаря «родному» мотору был менее требователен к топливу.
За всю войну ГАЗ-64 и ГАЗ-67 выпустили всего около 5 тыс. штук. Это в 10 раз меньше, чем было в Красной Армии американских внедорожников. Но почему-то именно ГАЗ-67 сейчас используют как один из главных армейских авто того времени.
Виллис
В 1940 году армии США потребовался легкий разведывательный автомобиль, который бы без особых усилий преодолевал бездорожье. Выиграв в тендерном конкурсе, фирма Willys-Overland Motors представила машину, отвечавшую всем этим требованиям – Willys MА. После вступления США во Вторую Мировую войну началось полномасштабное производство этого автомобиля, а в 1942-м Ford начал выпуск «Виллисов», но уже другой модели – Willys MВ. С конвейеров Ford эти машины выходили под именем Ford GPW. По легенде, из-за созвучия двух первых букв индекса – «Джи», «Пи» – и произошло название «джип», которое впоследствии стало нарицательным.
Однако, по мнению Леонида Гоголева выпуск Willys «Фордом» имел добровольно-принудительный характер. У Willys-Overland Motors просто не хватало производственных мощностей, чтобы выполнить все военные заказы. Поэтому, использовали мощности Ford, который тоже участвовал в тендере и изначально даже выиграл его со своим внедорожником.
Чтобы выбрать какой автомобиль лучше – Ford, Willys или Bantam (третья участвовавшая в тендере компания), американская армия каждой фирме заказала по 1500 авто и жестоко гоняла их несколько месяцев по бездорожью. В результате Willys победил, и эту модель поставили на конвейер Ford. Суммарно, сам Willys, Ford и Bantam за годы войны произвели около 700 тыс. внедорожников. В СССР их поступило около 50 тыс. Советских внедорожных ГАЗиков — ГАЗ-64 и ГАЗ-67 за всю войну выпустили всего около 5 тыс. штук.
С 1942 года по программе ленд-лиза в СССР начали поступать «Виллисы» разной модификации. Существовала даже очень необычная модификация автомобиля – с железнодорожными колесами – для передвижения по рельсам.
В основном, автомобиль был 3-местным. Узкое заднее сиденье Willys было для пулеметчика. Еще двое могли полубоком ехать на крыльях. Полноприводный автомобиль имел четырехцилиндровый двигатель объемом 2,2 литра, мощностью 54 лошадиных силы. Максимальная скорость составляла 104 километра в час. «Виллис» мог преодолеть брод глубиной до полуметра, а некоторые модификации и до 1,5 метров).
Куда подевались американские авто после войны
Студер
Так в народе называли американский Studebaker, который тоже поставлялся к нам по ленд-лизу. Он стал у нас самым массовым автомобилем. Даже более массовым, чем у себя на родине в США. За годы войны СССР получил чуть ли не 200 тыс. Studebaker US6.
Этот выносливый грузовик известен еще и тем, что был главным перевозчиком «Катюши». Он имел отличную проходимость, был способен преодолевать броды и мог спокойно перевозить до 5 тонн. При том, что в американских тех характеристиках было прописано 2 с половиной. Поставлялись в СССР и другие американские грузовики (например как Chevrolet на фото снизу), но именно «Студер» стал самым массовым в Красной Армии.
Studebaker US6 оказался настолько добротной техникой, что некоторые грузовики исправно служили в армии СССР до 80-х годов прошлого века. Тогда как сам автомобильный производитель Studebaker прекратил делать машины в 1966 г.
Додж ¾
Dodge WC-52 поставили в СССР около 20 тысяч. Этот автомобиль называли у нас «три четверти» именно потому, что он создавался не как чистый грузовик. И его грузоподъемность была всего ¾ тонны. Мотор мощный – 90-сильный позволял использовать автомобиль для буксировки тяжелого вооружения. Американцы монтировали на нем тяжелые и зенитные пулеметы и даже 37-миллиметровую пушку. У нас Dodge таскали противотанковые 45- и 76-милиметровые орудия, зенитные пушки 37 калибра. Использовались Dodge и в командирской версии, потому что они проезжали там, где стояли трактора.
К слову, 6-цилиндровый мотор Dodge, который ставили на люксовых версиях «Эмки», оказался настолько удачным, что после некоторой доработки, его использовали на послевоенном ГАЗ-51. А эта модель успешно выпускалась 2 десятилетия. Тот же мотор, применяли на ГАЗ-52 до 80-х годов и в форсированном с 2-мя карбюраторами исполнении ставили на ГАЗ-12 ЗиМ.
Автомобили на фронтах Второй мировой войны
Парад Победы 2013 в Киеве спасли реконструкторы
Как появились бронетракторы
Основа советского автопрома
Первые поставки по ленд-лизу начались в 1942 году. Уже в 1943-м было поставлено больше 200 тыс. авто. А в 1944-м – еще более 200 тысяч. То есть за два года союзники поставили в СССР в два раза больше автомобилей, чем у нас было на начало войны, и чем произвели за это время советские заводы.
Во время войны и после нее активно работал НАМИ. Здесь изучали трофейную и лендлизовскую технику, проводились испытания этих автомобилей. И советские инженеры узнали много нового и интересного.
Технологии и инженерные решения, которые использовались в автомобилях, принимавших участие во Второй Мировой войне, дали толчок советскому автопрому. Ведь инженеры СССР получили возможность ознакомиться с конструкторскими решениями и технологиями практически со всего мира. Не только американскими и британскими, но и, естественно, немецкими, а также австрийскими, французскими, чешскими и итальянскими. Ведь к концу войны, по данным Леонида Гоголева, больше 9% автопарка Красной Армии составляли трофейные машины. А в отдельных военных округах этот показатель был значительно выше. А это – хороших 50-60 тысяч добротных Mercedes-Benz, Opel, BMW и т.д. И значит, в послевоенных советских моделях фактически был заложен сконцентрированный опыт мирового автопрома. В легковых авто, его блестяще реализовали, например, в «Победе» и «Волге», ГАЗ-51 и ЗИС-150, 157. Но это, как говорится, уже другая история.
Почему Янукович начал коллекционировать авто у себя в гараже
Раритеты из Межигорья ранее принадлежали киностудии Довженко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *