Focal access


Информация

С августа 2020 года наш магазин и студия установки находятся по новому адресу: Москва, Волоколамское шоссе, д.112, кор.1, стр.5.

Акции

Полная шумоизоляция Вашего автомобиля по специальной цене!

Скидка 5000 рублей на установку Alpine iLX-F903D при покупкеу в нашем магазине!

Каждый покупатель получает в подарок компакт-диск с клёвыми миксами от Mr. DJ Monj!

Каждому покупателю акустики размера 16,5 см. дороже 4000 рублей проставочные кольца для установки в подарок!

Парктроник Phantom PS 4Z с ЖК-дисплеем и 4 датчиками универсального черного цвета по специальной цене при установке у нас в студии!

Специальное предложение для установщиков и студий установки Автозвука!

Новости

2020-09-27
Акустика Dego: Dego PO-520, Dego PO-650, Dego SP-520, Dego SP-650, Dego ST-520.

2020-09-25
Усилитель мощности Deaf Bonce Apocalypse AAB-500.1D Atom.

2020-09-25
Усилители мощности Eton: Eton POWER 150.6, Eton POWER 220.4, Eton POWER 450.2.

2020-09-25
Акустика Eton AG100.2.

2020-09-25
Усилители мощности JL Audio: JL Audio JD1000/1, JL Audio JD250/1, JL Audio JD400/4, JL Audio JD500/1.

Почитать

Тест головного устройства PROLOGY MPC-70 (Android 9.0

Тест мультимедийного ГУ Alpine iLX-W650BT и усилителя Alpine KTA-450

Скромные снаружи
Тест 4-канального усилителя JL Audio JD 400/4 и 1-канального усилителя JL Audio JD 500/1

Возвращение мистера Твистера
Тест 4-канального усилителя Audio System Twister F4-400

JBL CLUB 602C

Посмотреть

Kenwood DMX8020

Полная шумоизоляция Volkswagen Caravelle T6

Prology MPC-70

Аудиосистема в Audi Q7 второго поколения

Полная шумоизоляция Nissan Qashqai

Процессорная аудиосистема в Mercedes C class (W205) coupe

Полная шумоизоляция и установка музыки в BMW X1 F48

Процессорная аудиосистема в Nissan X-Trail T32

Новое на форуме

Доброго дня уважаемые эксперты! Система на сегодняшний день вырисовывается такая: 1. MadBit DSP Player PRO — 33000 2. СЧ/ВЧ будут играть из стойки в лоб, от двух ламповых усей EOS Mozart1 побор . . . . .

Ужаемые, подскажите пожалуйста у меня focal performance 165f играют поканально. Хочу поменять Твитеры так как один захрипел да и не особо нравился их металлический окрас звука, присматриваюсь к твитер . . . . .

Вопрос по силовой проводке. В наличии есть очень качественные провода медные в силиконовой двойной изоляции сечением 3 GA (25мм2). Есть около 3 метров силового провода 0 GA ( 50мм2). Усилители на . . . . .

Вечер добрый! Ребята помогите советом по компоновке системы sq. Toyota LC 100. Динамики штатные 2 твитера, 2фронт, 2 тыл + штатный саб (запитан от старенького fusion-602) Аудиоподготовка дверей про . . . . .

Всех приветствую, прошу помощи у знатоков, в общем имеется саб esx 1040, подскажите в каком объеме сделать корпус ЗЯ, чтобы бас был не размазанный, достаточно точный, быстрый, по возможности глубокий, . . . . .

Здравствуйте. Авто Прадо 150. Штатная голова. Amp panacea уже есть. Из акустики присмотрелся к Eton POW 170.2 Compression или Eton POW 200.2 Compression место позволяет их установить. Планирую покан . . . . .

Привет друзья, подскажите пжл обьем короба для саба JL Audio 12W6v2-D4, хотелось бы узнать и ЗЯ и ФИ, всем спасибо . . . . .

Ваши отзывы

Автомагнитола Alpine IVA-D511R → Очень музыкальный аппарат. По звуку статусу не уступает. А все эти современные 193 и 195 рядом не стоят. . . . . .

Усилитель Rockford Fosgate T1500-1bdCP → Отличный музакальный усилитель мощность зашкаливает, очень доволен приобретением этого усилка, да и по питанию не прожор . . . . .

Акустика Hertz CK 165 → акустика очень хорошая за свои деньги, ставка сделано особенно на середину, но и басс тоже хорош, твитера не впечетлили, . . . . .

Сабвуфер JL Audio 12W6v2-D4 → Саб высчего качество, басс глубокий и мясистый, отличный и чистый звук, нужен хороший моноблок, саб стоит дорого, но кач . . . . .

Сабвуфер JL Audio 12W6v2-D4 → Саб высчего качество, басс глубокий и мясистый, отличный и чистый звук, нужен хороший моноблок, саб стоит дорого, но кач . . . . .

Автомагнитола Sony CDX-GT575UE → Автомагнитола хороша по звуку,но дисплей сдох через месяц,без вариантов.Вот и думайте сами.Без дисплея,это просто метало . . . . .

Усилитель Alpine PDX-F4 → превосходное качество звучания, не греется! если честно такого четкий звука я лично не слышал!!! после авария я постав . . . . .

Автомагнитола Pioneer DEH-S5000BT → Аппарат реально удивил качеством звука и своим функционалом.Очень удобное меню,читает все форматы. Звук насыщеный,богата . . . . .

Ваши установки

Татьяна Рябинина / Добавлено: 07.06.18, 13:51:28

Садитесь поудобнее, пристегивайтесь, полет будет долгим. Интересен этот блог будет в основном авторам, но, возможно, и тем читателям, которых не пугают слова «теория литературы».

Когда я только пришла на ЛН и впервые заметила в каком-то обсуждении слово «фокал», это вызвало у меня священный трепет: ну надо же, какие здесь продвинутые авторы и читатели обитают. Однако стоило немного вчитаться – и оказалось, что все грустно. К сожалению, большинство из тех, кто употребляет слова «фокал», «фокализация», «фокальный персонаж», очень приблизительно понимают, что это такое. В общем, полная разруха в клозетах. Не у всех, конечно, но у многих, да. Поэтому мне хотелось бы немного этот вопрос прояснить, но так, чтобы не сильно углубляться в дебри. Потому что, употребляя сакральное слово «фокал», говорящий должен отдавать себе отчет: он окунает лапку в краешек болота размером с Тихий океан и глубиной с Марианскую впадину. А болото это называется «нарратология».

Сразу хочу заметить. Если у вас потянется рука написать комментарий «а мне рассказывали/я читал в бложике не так», имейте в виду: все определения соответствуют тем, которые даны на сайте Международного сообщества изучения нарративных текстов (International Society for the study of narrative). Это важно, потому что отечественная нарратология имеет в качестве библии одноименный фундаментальный труд Вольфа Шмида, где дефиниции звучат несколько иначе (не говоря уже о традиционном литературоведении), и попытки поставить между ними знак равенства не всегда корректны. Отсюда и путаница в терминах.

Из истории вопроса

Нарратология – это теория нарратива (повествования), научная дисциплина, стоящая на стыке филологии, философии и психологии. Еще с полвека назад это было такое специфическое интеллектуальное игрище западных людей, получивших филологическое или искусствоведческое образование, но тяготеющих в сторону философии. Нарратология угнездилась аккурат промеж структурализма и рецептивной эстетики, позаимствовав у первого теорию глубинной структуры текста, а у второй – акцент на диалогическое взаимодействие автора и читателя.

Еще в конце 80-х нарратология не упоминалась в университетском курсе теории литературы даже как частная теория. О существовании термина «нарратив» я впервые узнала из сборника специальных текстов, которые предстояло читать и переводить на экзамене по английскому. При этом все основные понятия нарратологии (точка зрения, перспектива, фактуальность, литературное пространство и время и т.д.) тихо-мирно изучались такими столпами отечественного литературоведения, как Виноградов, Успенский, Горшков, Томашевский и проч. Только акцент делался на филологическую составляющую, а уже потом – на перцепцию и прочие кунштюки.

Перелом случился в 2003 году, когда Вольф Шмид, известный немецкий филолог-русист, опубликовал на русском языке фундаментальный труд «Нарратология» (никому не советую, мозг плавится уже через пару-тройку страниц). Энтузиасты принялись пересаживать западное дерево на отечественную почву, и в результате получилось примерно то же самое, что с ССЦ (сложно-синтаксическим целым), о котором лет тридцать назад никто ничего толком не знал, но несли всякую чушь, а сейчас написано в любом ученике общего языкознания, и никому это не интересно. На данный момент толковой отечественной литературы по собственно нарратологии не существует. Только переводы и не слишком внятные статьи по отдельным аспектам. Если кому очень интересно, для чернового удовлетворения любопытства вполне хватит статьи в Вики, там все изложено просто и вполне грамотно.

И все бы ничего, но случилось страшное. Тонкий литературоведческий инструмент для патологоанатомического препарирования текстов попал в руки дилетантов, которые почему-то решили, что это сакральное знание поможет им научиться писать. Или научить других. Очень показательна в этом отношении статья некой Рины Грант «Точка зрения персонажа», ставшая своеобразным манифестом — несмотря на сделанные в ней грубейшие ошибки. «Я за годы писания на английском языке привыкла к тому, что вопрос «чьими глазами» — это привычный, ежедневно необходимый выбор каждого автора. Знание и применение POV (point of view, то есть дословно «точки зрения» литературного персонажа) на Западе считается самым главным навыком будущего писателя. Это — первое, чему он учится в любом любительском литературном кружке», — пишет она.

Много ли по-настоящему знаменитых и – главное! – хороших писателей выросло из любительских литературных кружков? Вот и я не знаю. Зато точно знаю другое. Теория литературы помогает проанализировать уже написанный текст и выявить ошибки, чтобы не повторять их. Но ни один писатель не составляет заранее список фокалов и точек зрения будущего текста. А если составляет, скорее всего, напишет редкостную фигню. Если дано писать, автор создает грамотную композицию интуитивно. Если нет… ну, извините. А теперь все-таки к делу.

«Жопа есть, а слова нет» (с)

С фокалом как раз все наоборот. Слово есть, а жопы – увы. Нет такого термина – «фокал». И это первое всеобщее заблуждение. Проверяется легко. Если погуглить, ни одного научного текста с таким термином не найдется. Ни в русскоязычной литературе, ни, тем более, в англоязычной, где слово focal является прилагательным. Возник этот странный термин в русскоязычном графоманском писательском обиходе, видимо, как сокращение от «фокальный персонаж» (focal character), что является очередной грубой ошибкой, поскольку вообще из другой оперы (еще раз поклон Рине Грант, у которой смешались в кучу кони, люди).

Начнем, пожалуй, как раз с фокального персонажа, поскольку это самое простое. ФП – одна из категорий персонажей текста, такая же, как, например, рассказчик (нарратор) или главный герой. ФП – эмоциональный центр произведения, персонаж, на котором сфокусировано читательское внимание на протяжении всего повествования (не отдельного эпизода!). Иногда ФП смешивают с главным героем. Отличие в том, что фокальный персонаж в произведении обычно не один (кстати, далеко не все знают, что главный герой, он же протагонист, в произведении может быть как раз только один). Впрочем, в «Мастере и Маргарите», к примеру, вообще нет главного героя (только центральные персонажи), а ФП два – Маргарита и Иешуа. Все остальные – лишь свита, которая делает короля. Даже Воланд и Мастер. Кроме того формальный протагонист (движущая сила сюжета) может и не быть эмоциональным фокусом повествования. Так, в романах Сувестра и Аллена о Фантомасе протагонистом является Фандор, а ФП – Фантомас и инспектор Жюв.

Что же тогда называют фокалом? Изначально это фокализатор (focalizer), однако теперь уже ничего не поделаешь, фокал так фокал, будем называть его так, как повелось. Существует мнение, что в традиционном отечественном литературоведении фокалу соответствует точка зрения, однако это не совсем верно. Точка зрения — это положение наблюдателя (повествователя или персонажа) в изображаемом мире (во времени, в пространстве, в социально-идеологической среде), которое определяет его кругозор, как в отношении объема (поле зрения, степень осведомленности, уровень понимания), так и в плане оценки воспринимаемого. Если проще, точка зрения задает позицию, с которой излагаются события.

Фокал – это персонаж, глазами которого читатель воспринимает события. Тот самый наблюдатель, позиция которого в изображаемом мире является точкой зрения. Это своеобразный медиум, посредник между автором, миром, который создает автор, и читателем. У Шмида это явление фигурирует как «текст персонажа» (ТП) – в отличие от «текста нарратора» (ТН). В традиционной поэтике встречаются термины «субъект точки зрения» и «внутренняя точка зрения».

Чтобы стало понятнее, сделаем небольшое отступление. Большинство исследователей считают, что примерно до середины XIX века использование фокалов было чем-то вроде художественного эксперимента. Впрочем, есть мнение, что фокалы начали использовать лишь с начала ХХ века, а также противоположное – что их использовали всегда, просто они не были так четко оформлены. (В скобках надо заметить, что теория фокальности на данный момент пребывает в стадии вязкой глины, и любое ее положение потенциально спорно, поскольку никаких четких критериев и правил пока не выработано). Как бы там ни было, до сравнительно недавнего времени существовало две основные точки зрения, с которых велось повествование.

Первая – точка зрения «всеведущего автора» (Успенский называет ее нулевой, встречается и калька с английского – «третье лицо всеведущее»). Повествователь в таком нарративе знает все: о чем герои думают, что чувствуют, что было с ними в прошлом и что случится в будущем, а также то, что происходит за пределами «кадра». Для автора такая ТЗ достаточно удобна, однако он показывает происходящее с героями через призму собственного восприятия. Грубо говоря, не влезает в шкуру героев, не переживает их эмоции, а просто называет и обозначает. При этом ему позволено давать свою собственную оценку событий.

В противовес ТЗ всеведущего автора используется повествование от первого лица. С одной стороны, это огромная свобода в описании чувств, ощущений, более глубокая подача мысли, плюс больше лексических возможностей (например, использование жаргона, диалекта, просторечия). Все происходящее описывается так, как воспринимает его главный герой, он же рассказчик. С другой стороны, герой не знает о событиях, в которых не принимает участия, и может рассказывать о них опосредованно, используя сторонние источники информации. О будущем он может только предполагать, о чувствах и мыслях других персонажей – догадываться. Тем не менее, повествование от первого лица позволяет читателю отождествить себя с героем-рассказчиком, что рождает эмпатию, сопереживание.

Но, оказывается, есть еще один способ повествования от третьего лица, когда рассказчик не является всеведущим, — «ограниченный автор» («третье лицо ограниченное», в традиционной поэтике – «внутренняя точка зрения»). При таком нарративе рассказчик не более чем диспетчер или даже конферансье, заполняющий своим присутствием паузы между выходами на сцену персонажей, посредством которых читатель воспринимает тот или иной эпизод – то есть фокалов.

Для автора такой способ повествования намного труднее, чем остальные. Во-первых, он означает для нарратора категорическое табу на любые эмоции и оценочные суждения, это эксклюзивное право фокала. Во-вторых, каждый фокал (а их в произведении может быть сколько угодно) ограничен своей точкой зрения, что, в свою очередь, налагает ограничения на его действия и речь. К примеру, герцог не может действовать и говорить как бомж, если причина подобного поведения не объясняется. В-третьих, автор должен владеть текстуальными приемами, оформляющими фокальность, в первую очередь, несобственно-прямой речью (впрочем, это тоже довольно скользкая тема, особенно оформление мыслей и/или эмоций с использованием/неиспользованием кавычек).

Итак, соберем воедино. При использовании «третьего лица ограниченного» мы имеем следующее:

1) нарратора, в компетенции которого сухо излагать факты:

Наступило утро. Шел дождь. Вася вышел из дома, не взяв зонт.

2) фокализируемое, оно же происходящее (выходя из дома, Вася не взял зонт, вымок, и поэтому он зол);

3) фокализатора, он же фокал (персонаж Вася, находящийся в фокусе эпизода):

«Едритская сила! – подумал Вася и злобно пнул пробегавшего мимо кота. – Опять с прогнозом нае%ли, суки!»

Результатом взаимодействия фокала и фокализируемого является фокализация, которая показывает разницу (или ее отсутствие) между тем, что намечает своим рассказом нарратор, и тем, что мы видим глазами фокала.

Часто фокализацию сравнивают с камерой, которая снимает происходящее и передает изображение на экран. Однако есть один нюанс. Фокализация всегда привязана к конкретному персонажу, но в тексте могут быть детали, выпадающие за ее рамки

За спиной Васи крался маньяк с ножом в руке. «Откуда это так дерьмом разит?» — удивился Вася».

Маньяк выпадает из фокализации, потому что фокал Вася его не видит. И здесь буквально на одно мгновение мяч уходит на сторону нарратора, чтобы тут же вернуться обратно: Вася чувствует, что от кого-то воняет. Таким образом, полная картина происходящего в восприятии читателя складывается во взаимодействии фокала (фокалов) и нарратора.

Иногда говорят о смешанном фокале, хотя, скорее, надо говорить о смешанной точке зрения. Происходит это в том случае, когда фокал использует информацию, полученную со стороны, например, цитирует других персонажей или приводит их мнение о том, в чем не участвовал сам.

«Она приезжала в прошлом году, — всхлипывая, рассказывала Лора. – Сказала, что когда-то давно тут был ее дедушка, когда Присцилла была еще маленькой. Что Присси рассказала ему про кольцо».

Фокалом здесь является Лора, однако параллельно как бы звучат голоса еще двух персонажей – Хлои и Присциллы. Поэтому на данном отрезке повествования фокал Лоры будет не чистым, а смешанным.

Есть один хитрый вопрос, на который нет четкого ответа. Может ли рассказчик при повествовании от первого лица быть фокалом? С одной стороны, мы видим происходящее его глазами, его позиция является точкой зрения повествования. Но, с другой стороны, его точка зрения на протяжении всего нарратива фактически будет единственной, поскольку и речь, и эмоции других персонажей он будет транслировать через свое восприятие. Тогда как весь смысл фокала именно в перемещении акцента от нарратора к фокалу и обратно или от одного фокала к другому.

Последнее, о чем я хочу сказать, это вопрос перспективы, без которой картина будет неполной. Шмид определяет ее как отношение между точкой зрения и воспринимаемыми или передаваемыми событиями. Выражается это отношение в том, как именно нарратор или фокал воспринимают происходящее: что видят и как на это реагируют. Многие авторские ошибки в построении фокала связаны именно с перспективой, а не с точкой зрения или фокализацией. Яркий пример – ошибка «красных глаз», связанная с тем, что персонаж видит то, чего видеть в принципе не может. Для большей наглядности я использую не глаза, а уши.

1. У него покраснели уши.

2. Он почувствовал, как у него покраснели уши.

3. Он увидел, как у него покраснели уши.

4. Он словно увидел, как у него покраснели уши.

В первой фразе фокала нет, это авторская речь с авторской же перспективой: мы наблюдаем явление глазами нарратора. Во второй фразе все ОК. Фокализация на неком персонаже, у которого покраснели уши, перспектива его же. Фокал, разумеется, не мог в буквальном смысле ощутить покраснение ушей, но испытал физические ощущения, которыми покраснение сопровождается («горят уши»). В третьей фразе ошибка перспективы, поскольку персонаж не мог увидеть, как у него покраснели уши (если, конечно, не смотрел в зеркало, но это требует пояснения). А вот четвертая фраза может толковаться по-разному благодаря слову «словно». Всеведущий автор или фокал? А вот хз. Как вам больше нравится.

Засада в том, что выявление в тексте фокализации – дело непростое и во многом субъективное, особенно если учесть, что четких критериев, как я уже говорила, не существует. Одни критики (редакторы, исследователи, прочие вивисекторы) склонны считать фокализацией весь эпизод с участием фокала, другие уверены, что «камера» постоянно прыгает, перемещаясь с точки зрения нарратора к точке зрения фокала и обратно (как в примере с Васей и маньяком). В комментариях к статье Беспощадного Критика на прозе.ру, оттуда я взяла часть примеров, разгорелся настоящий холивар на предмет выделения в неком тексте фокала, точки зрения и перспективы, но консенсус так и не был достигнут.

Ну и в качестве бонуса – типичный пример неправильного употребления терминологии, взятый с ЛН. Не все же Рэйде ядиком плеваться.

«Еще один момент – вы пишете: «воины… явно не ожидали сопротивления». Слово «явно» подразумевает восприятие со стороны. Чья это была мысль? Всевидящего автора – или все-таки крестоносца Генриха? Если Генрих здесь – фокальный персонаж, то тексту не хватает личного оттенка. Если текст от автора, то словно «явно» — очевидно лишнее»

(https://litnet.com/blogs/post/53998)

1. Всевидящий (всеведущий) автор и фокальность не совместимы, это разные типы нарратива. Кстати, очень частая авторская ошибка: смешивать всеведущего и ограниченного повествователя. Полбеды, если это происходит хотя бы в разных главах, но пристегивать фокализацию к всеведущему – это просто фи.

2. Всеведущий автор, в отличие от ограниченного, имеет право на личную жизнь оценку и вполне может употреблять слова «явно» и иже с ними. Он может даже настолько распоясаться, что употребит выражения типа «Вы даже не представляете, любезные читатели, какая херня приключилась дальше!» — и ничего ему за это не будет.

3. Генрих, в принципе, может быть фокальным персонажем, если является одним из эмоциональных фокусов всего романа (я роман не читала и не представляю, что там с этим Генрихом). Но в приведенной цитате имеется в виду именно фокал(изатор), а не фокальный персонаж. Впрочем, если обратиться к тексту («Словно повинуясь какому-то невидимому знаку, двое поднялись, обнажили мечи странной формы и бросились на норманнов. Воины с крестами на грязных плащах явно не ожидали сопротивления и даже не успели поднять оружие, как двое их них уже пали»), то критик прав – фокал тут и рядом не лежал, обычная авторская речь.

Здравствуй, автор!
Я пишу эту статью потому, что устал долго, подробно и с массой аргументов объяснять тет-а-тет немалому количеству авторов, что распространившаяся в Рунете зараза под названием «фокал» является редкостной ахинеей, которой с завидным упорством «обучают» начинающих писателей.
Потому, что фраза «у вас фокал скачет» — абсурдна по определению.
Потому что вопрос «чей тут фокал, автор?» — нелепа.
Потому что утверждения в стиле «Третье лицо ограниченное. Более 90% всей издаваемой в наши дни на Западе литературы написано именно в этой позиции.» — полнейшая ерунда, причём безапелляционно поданная. Засунуть в оставшиеся 10% — даже романы написанные от лица всезнающего автора не получится, а ведь огромное множество книг написаны и вовсе от первого лица.
Потому что называть точку зрения персонажа или персонажа-повествователя — «фокалом» — это примерно то же самое, что называть композицию синекдохой.
Потому что оправдывать свою безграмотность безграмотностью на других сайтах или же безграмотностью некоторых редакторов — это смешно.
Потому что точку зрения можно менять столько, сколько автору нужно, просто это надо уметь делать. Смена точек зрения целиком и полностью зависит от авторских задач и авторских решений.
Потому что авторам которым засорили умы этой ахинеей под названием «фокал» очень тяжело читать множество книг, что являются Золотым Фондом Мировой Литературы, включая русских классиков, в большинстве произведений которых типа «скачет фокал». Книг, которые раньше — до засорения умов «фокалом» — они с удовольствием читали. Да-да-да, неграмотные классики не знали, что есть такая замечательная штука, как «фокал», но они просто устарели, а вот нынешние авторы — множество книг которых нафиг никому не нужно — они вот грамотеи ого-го! Потому что они блюдут «фокал», а блюсти «фокал» автору архиважно! Иначе не издадут ведь! На Западе — уж точно!
Обхохотаться.
Потому что англоязычные источники утверждают одно, а ряд сайтов и форумов в Рунете — прямо противоположное, хотя само слово «фокальный персонаж» позаимствовано из англоязычного литературного мира.
Потому что «фокальный персонаж» — термин литературоведческий и автору просто не нужен для работы, разве что для общей информации. Потому что у вас в любом случае будет персонаж в кадре.
И потому ещё — да и прежде всего — что такого термина — «фокал» в литературе и вовсе нет. Обратитесь к программистам и расскажите им про фокал, ага. То-то посмеются.
Итак.
Термин «фокальный персонаж» является калькой с англоязычного «focal character» и обозначает он персонажа в фокусе, в центре внимания. Иными словами, это персонаж, на котором автор акцентирует внимание читателя. Не более и не менее того.
Перевод текста из англоязычной Википедии. Я изучал и другие англоязычные источники (лекции, блоги, статьи различных и известных и неизвестных мне авторов), и везде говорится о том же самом, что и в этой статье о «фокальном персонаже». Привожу её полностью.
«In any narrative, the focal character is the character on whom the audience is meant to place the majority of their interest and attention. He or she is almost always also the protagonist of the story; however, in cases where the «focal character» and «protagonist» are separate, the focal character’s emotions and ambitions are not meant to be empathized with by the audience to as high an extent as the protagonist (this is the main difference between the two character terms). The focal character is mostly created to simply be the «excitement» of the story, though not necessarily the main character about whom the audience is emotionally concerned. The focal character is, more than anyone else, «the person on whom the spotlight focuses; the center of attention; the man whose reactions dominate the screen». (с)
В любом повествовании, фокальный персонаж — это персонаж, на котором сосредотачивается большая часть внимания и интереса аудитории. Он или она чаще всего является главным героем/главной героиней истории; однако в случаях, когда фокальный персонаж и главный герой различны, эмоции и амбиции фокального персонажа не предназначены для сопереживания аудитории в той степени, в которой это относится к главному герою. Фокальный персонаж обычно создаётся для того, чтобы быть неким «волнением» истории, не обязательно главным героем, но тем, кто вызывает у аудитории сопереживание. Фокальный персонаж, более, чем кто-либо другой, — «персона, на которой сосредоточено внимание; центр внимания; человек, чьи реакции доминируют в кадре».
«For example, in Gaston Leroux’s The Phantom of the Opera, the protagonist is Christine Daa; (the audience is concerned mostly with her emotions, aims, and well-being), while the focal character is the «Phantom» (the audience is concerned mostly with the allure of his actions and reactions—though to some degree, later on, his emotions as well). In another example, in «The Fall of the House of Usher» by Edgar Allan Poe, the protagonist of the story is unnamed and does not have a great effect on the story, though he is present. He does not show much emotion throughout the story, and the reader is not as interested in him. The focal character of the story is Roderick Usher, whom the reader cares for more greatly and follows his condition and emotions more».(с)
Например, в «Призраке оперы» Гастона Леру, главной героиней является Кристина Даэ (аудиторию волнуют прежде всего её эмоции, цели и благополучие), в то время как фокальным персонажем является Призрак (аудиторию волнуют в основном именно его действия и реакции, хотя в некоторое степени, позже, также и его эмоции). В другом примере, в «Падении дома Ашеров» Эдгара Аллана По, главный герой рассказа безымянен и не имеет большого влияния в рассказе, хотя и представлен в нём. На протяжении всего рассказа он не демонстрирует много эмоций, и читатель им особо не интересуется. Фокальным персонажем рассказа является Родерик Ашер, который намного больше заботит читателя, что больше следит именно за его состоянием и эмоциями.
«The focal character is also not necessarily the same thing as the viewpoint character, through whose perspective the story is seen. In Sir Arthur Conan Doyle’s works of Sherlock Holmes, Watsonis the viewpoint character, but the story revolves around Holmes, making him the focal character». (с)
Фокальный персонаж также вовсе не обязательно то же самое, что и точка зрения персонажа, посредством которого мы видим историю. В работах сэра Артура Конан Дойла о Шерлоке Холмсе, Уотсон является персонажем-точкой зрения, но история вращается вокруг Холмса, что делает его фокальным персонажем.
И не нужно говорить, что в русской литературе не нашлось слов для обозначения аббревиатуры POV (point of view) — оно есть и давным-давно. Причём идентичное англоязычному варианту. ТЗ (точка зрения).
ТЗ персонажа обозначает, что через призму его восприятия читатель знакомится с информацией в рассказе, повести, романе, пьесе и т.д. Его глазами смотрит, его ушами слышит, его носом обоняет и т.д. Абсолютно такое же значение, как и у POV.
Так зачем называть ТЗ неким «фокалом»? Чтобы авторы считали, что это одно и то же? Ведь множество литераторов в голос ржёт над фразами «у вас фокал скачет». А представьте, что такой русский литератор будет рассказывать американскому про «фокального персонажа». Да американец сочтёт его идиотом. В разных странах термин «фокальный персонаж» обозначает одно — перса в центре читательского внимания, а у таких литераторов из Рунета — совсем другое — персонажа, через призму восприятия которого читатель воспринимает историю. А ТЗ куда дели? М?
И это ещё не всё.
Премудрые пискари, что носятся со словом «фокал» порой называют этим словом ещё один термин, который по-английски звучит, как «narrative character». В переводе на русский — «повествующий персонаж» или, если угодно, «персонаж-повествователь».
У них и персонаж-повествователь — фокальный персонаж, оказывается. Тоже русскоязычного термина не нашлось? Так вот он — персонаж-повествователь. В русском языке ещё и персонаж-рассказчик есть и, представьте себе — между персом-рассказчиком и персом-повествователем ещё и некоторая разница имеется.
Далее. Рассказывается басня про то, что де в западных издательствах печатают сейчас более 90% литературы, в которых авторы пишут в «третьем лице ограниченном».
Послушайте. Масса романов написана от первого лица. Современных романов. Во Франции, Голландии, Германии, Великобритании, Австралии, США, Канаде, Бразилии и т.д.
Вы их в оставшиеся 10% издаваемой ныне литературы никак не поместите. Их половина примерно. Каждая вторая книга написана от первого лица, там всегда одна ТЗ.
Более того — места для романов написанных от лица всезнающего автора — просто нет. То есть их сейчас вовсе не печатают, так?
Вы давно просматривали рынок?
А как насчёт того, что на Западе с удовольствием читают классиков, в том числе русских, и охотно покупают написанные ими книги, хотя в них де «скачет фокал»?
И потом — какие интересные рассуждения — в России де нет такого, решили просветить. Рассказать про англоязычный литературоведческий термин, который обозначает совсем другое.
ТЗ это называется, ТЗ.
Точка зрения.
Не имеющая к «фокальному персонажу» в его действительном значении — ни малейшего отношения.
ТЗ можно менять в романе хоть в каждом абзаце, главное чтобы читатель понимал, чья она. Бояться менять ТЗ не нужно. А можно написать роман, где ТЗ будет только главного героя или героини. На протяжении всего повествования. При этом от третьего лица. И персонажа-повествователя в романе таком вовсе не будет. А можно сделать, чтобы был, при этом тоже ТЗ будет только главного героя или героини, и повествование будет также от третьего лица. Например, журналист, который расследует загадочные события и подаёт информацию в виде отчётов с места событий, в которых и является персонажем-повествователем.
Всё зависит от задач, которые автор перед собой ставит и владения писательской техникой.
Если в вашей миниатюре главная героиня девушка, которая на протяжении всего рассказа любуется собачкой и наблюдает за ней — фокальным персонажем в этой миниатюре будет не девушка, а собачка. Если девушка рассказывает об этой собачке, то девушка персонаж-повествователь. И информация о собачке будет подаваться через призму восприятия девушки.
«Ой, какая пуся-лапуся сидит у подъезда». Это ТЗ девушки.
» У подъезда сидела облезлая мелкая псина». И это ТЗ девушки. Но с другим отношением к миниатюрным собакам.
«У подъезда, мелко дрожа от холода, сидела болонка. Шерсть на ней свалялась и было понятно, что на улице она провела не один день». Чья ТЗ?
А вот и необязательно, что авторская. Это может быть также ТЗ девушки, только с другим умом, отношением к собакам, характером и т.д.
А фокальный персонаж тут — собачка.
Называть точку зрения персонажа термином, который обозначает совсем другое — безграмотно.
И это банально создаёт путаницу, потому что у термина «фокальный персонаж» есть конкретное значение. Совсем другое.
Фокальный персонаж — это персонаж, на котором сосредотачивает внимание читатель, персонаж в центре внимания.
Персонаж-повествователь — персонаж, от лица которого ведётся повествование.
Персонаж-рассказчик — персонаж, от лица которого ведётся повествование, при этом этот персонаж является непосредственным участником описываемых в произведении событий.
Точка зрения (ТЗ) — призма восприятия, точка зрения персонажа — призма восприятия персонажа, посредством которой читатель знакомится с миром в произведении — видит его глазами, слышит его ушами и т.д.
Виды повествования (по Джеймсу-Лаббоку):
1. Картинное (панорамное) повествование. Доминирование монологической точки зрения — точка зрения всезнающего автора, который стоит над героями, оценивает их поступки, рассказывает об их мыслях читателю. Точка зрения не меняется — она всё время остаётся авторской. Автор даёт оценки даже мыслям персонажей.
Автор рассказывает о событиях, а не показывает их.
Известные авторы, что придерживались такого вида повествования: Лев Толстой, Чарльз Диккенс, Уильям Теккерей, Фредерик Стендаль.
2. Сценическое (драматическое) повествование. Точки зрения принадлежат персонажам. Автор меняет или не меняет эти точки зрения в зависимости от поставленных перед самим собой задач и решений этих задач. Повествование строится сквозь призму точек зрения персонажей. Автор не заметен, он не оценивает ни мысли, ни слова, ни действия своих персонажей.
Автор показывает события, а не рассказывает о них.
Известные авторы, что придерживались такого вида повествования: Гюстав Флобер, Джеймс Джойс, Вирджиния Вульф.
Это база. Поняв её, вы поймёте, какая каша в умах немалого количества литераторов. Понятно, да, что менять точку зрения персонажей можно как угодно — это не делает повествование повествованием с точки зрения всезнающего автора?
Если непонятно — перечитайте ещё раз, внимательнее и осмыслите прочитанное.
Едем дальше.
Точка зрения подразделяется на три вида.
1. Вышеназванная точка зрения всезнающего автора. Это точка зрения автора, который не просто залезает в головы всем своим персонажам — так делает любой автор — но который виден читателю, заметен, потому что такой автор даёт оценки действиям, словам и мыслям персонажей. При таком повествовании автор прямым текстом выражает своё отношение к тому или иному.
Теперь внимание. Вы думаете, что это плохо? Вы серьёзно думаете, что это такая ужасная манера повествования?
Я назову всего три романа.
В первых двух авторский дуэт — один и тот же.
«Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок» Ильи Ильфа и Евгения Петрова.
«Когда мадам Грицацуева покидала негостеприимный стан
канцелярий, к Дому народов уже стекались служащие самых
скромных рангов: курьеры, входящие и исходящие барышни, сменные
телефонистки, юные помощники счетоводов и бронеподростки.
Среди них двигался Никифор Ляпис, очень молодой человек с
бараньей прической и нескромным взглядом.
Невежды, упрямцы и первичные посетители входили в Дом
народов с главного подъезда. Никифор Ляпис проник в здание
через амбулаторию. В Доме народов он был своим человеком и знал
кратчайшие пути к оазисам, где брызжут светлые ключи гонорара
под широколиственной сенью ведомственных журналов.
Прежде всего Никифор Ляпис пошел в буфет. Никелированная
касса сыграла матчиш и выбросила три чека, Никифор съел
варенец, вскрыв запечатанный бумагой стакан, и кремовое
пирожное, похожее на клумбочку. Все это он запил чаем. Потом
Ляпис неторопливо стал обходить свои владения.
Первый визит он сделал в редакцию ежемесячного охотничьего
журнала «Герасим и Муму». Товарища Наперникова еще не было, и
Никифор Ляпис двинулся в «Гигроскопический вестник»,
еженедельный рупор, посредством которого работники фармации
общались с внешним миром.
— Доброе утро,-сказал Никифор.-Написал замечательные
стихи.
— О чем? — спросил начальник литстранички.На какую тему?
Ведь вы же знаете, Трубецкой, что у нас журнал…
Начальник для более тонкого определения сущности
«Гигроскопического вестника» пошевелил пальцами». (с) И. Ильф, Е. Петров, «Двенадцать стульев».
«Адам Казимирович нажал педали, «Антилопа» заскрежетала и остановилась. Командор кувыркнулся в машину с отчаянным криком: «Полный ход!» Несмотря на разносторонность и хладнокровие своей натуры, он терпеть не мог физической расправы.
Обезумевший Козлевич перескочил на третью скорость, машина рванулась, и в открывшуюся дверцу выпал Балаганов. Все это
произошло в одно мгновение. Пока Козлевич снова тормозил, на Балаганова уже пала тень набегающей толпы. Уже протягивались к нему здоровеннейшие ручищи, когда задним ходом подобралась к нему «Антилопа» и железная рука командора ухватила его за ковбойскую рубаху.
— Самый полный! — завопил Остап. И тут жители Лучанска впервые поняли преимущество механического транспорта перед гужевым». (с) И. Ильф, Е. Петров, «Золотой телёнок».
Третий роман — «Анна Каренина» Льва Николаевича Толстого. Около 30 экранизаций, одна из последних — производствео Великобритании с голливудскими знаменитостями в главных ролях (2012 г.)
«Она, эта вечно озабоченная, и хлопотливая, и недалекая, какою он считал ее, Долли, неподвижно сидела с запиской в руке и с выражением ужаса, отчаяния и гнева смотрела на него.
– Что это? это? – спрашивала она, указывая на записку.
И при этом воспоминании, как это часто бывает, мучала Степана Аркадьича не столько самое событие, сколько то, как он ответил на эти слова жены.
С ним случилось в эту минуту то, что случается с людьми, когда они неожиданно уличены в чем-нибудь слишком постыдном. Он не сумел приготовить свое лицо к тому положению, в которое он становился перед женой после открытия его вины. Вместо того чтоб оскорбиться, отрекаться, оправдываться, просить прощения, оставаться даже равнодушным – все было бы лучше того, что он сделал! – его лицо совершенно невольно («рефлексы головного мозга», – подумал Степан Аркадьич, который любил физиологию), совершенно невольно вдруг улыбнулось привычною, доброю и потому глупою улыбкой». (с) Л. Толстой, «Анна Каренина».
Вы по прежнему думаете, что точка зрения всезнающего автора — это такая форма повествования, которая оттолкнёт читателей от вашего романа? А может всё дело в мастерстве?
2. Точка зрения повествователя/рассказчика. На протяжении всего повествования, рассказ ли это или роман, ТЗ стабильна и неизменна. Она принадлежит всего одному персонажу — повествователю. Либо же нескольким, если, к примеру, каждая глава пишется от лица определённого персонажа-повествователя (на при этом на протяжении всей главы — ТЗ — только одного персоанажа-повествователя). Мир произведения читатель воспринимает через призму восприятия одного персонажа — того, что повествует.
Автор в романе незаметен, а вот персонаж-повествователь может давать оценки чему угодно.
Форм повествования — три.
1) От первого лица.
Пример:
«Я все уложил, пересчитал деньги. Не помню, сколько у меня оказалось, но в общем порядочно. Бабушка как раз прислала мне на прошлой неделе перевод. Есть у меня бабушка, она денег не жалеет. У нее, правда, не все дома — ей лет сто, и она посылает мне деньги на день рождения раза четыре в год. Но хоть денег у меня было порядочно, я все-таки решил, что лишний доллар не помешает. Пошел в конец коридора, разбудил Фредерика Удрофа, того самого, которому я одолжил свою машинку. Я его спросил, сколько он мне даст за нее. Он был из богатых. Он говорит — не знаю. Говорит — я не собирался ее покупать. Но все-таки купил. Стоила она что-то около девяноста долларов, а он ее купил за двадцать. Да еще злился, что я его разбудил». (с) Джером. Д. Сэлинджер, «Над пропастью во ржи».
2) От второго лица (большая редкость).
Пример:
«Ты не из тех, кто окажется в таком месте в этот утренний час. Но ты здесь, и не можешь утверждать, что обстановка совершенно неузнаваема, хотя и не видны детали. Ты – в ночном клубе, болтаешь с бритоголовой девушкой. Клуб называется то ли «Горе», то ли «Логово Ящериц». Все может стать понятней, стоит лишь ускользнуть в уборную и добавить чуть «боливийской пудры». С другой стороны, может и нет. Тоненький голос внутри тебя настаивает, что вот это эпидемическое отсутствие ясности – результат того, что уже и так перебрал». (с) Джей МакИнерни, «Яркие огни, большой город».
3) От третьего лица.
«Он поднял воротник, намереваясь уйти. Женщина смотрела на него непонимающими глазами.
– Домой? – повторила она.
Равик пожал плечами.
– Домой, к себе на квартиру, в отель – куда угодно. Неужели вам хочется попасть в полицию?
– В отель! О Боже! – проговорила женщина. Равик остановился. Опять кому-то некуда идти, подумал он. Это следовало предвидеть. Всегда одно и то же. Ночью не знают, куда деваться, а утром исчезают прежде, чем успеешь проснуться. По утрам они почему-то знают, куда идти. Вечное дешевое отчаяние – отчаяние ночной темноты. Приходит с темнотой и исчезает вместе с нею. Он бросил окурок. Да разве он сам не сыт всем этим по горло?
– Пойдемте куда-нибудь, выпьем рюмку водки, – сказал он.
Так проще всего – расплатиться и уйти, а там пусть сама позаботится о себе». (с) Эрих Мария Ремарк, «Триумфальная арка».
3. Точка зрения персонажа. На протяжении всего повествования автор незаметен, он не даёт оценок действиям, словам и мыслям персонажей. Однако персонажа-повествователя в произведении тоже нет. Зато есть множество персонажей, через призму восприятия которых, — поочерёдно, в зависимости от того, чьё восприятие важнее в данном эпизоде, автор и подаёт историю. Таких персонажей может быть хоть триста, хоть тысячу.
Внимание — это не точка зрения всезнающего автора! Это различные точки зрения различных персонажей!
Пример:
«Будь нa то моя воля, думaл Питер Мaкдермотт, я дaвным-дaвно выгнaл бы этого нaчaльникa охрaны. Но поступaть по собственному усмотрению Питер не мог, и вот теперь этот ожиревший бывший полицейский сновa кудa-то исчез, и кaк рaз в тот момент, когдa был особенно нужен.
Мaкдермотт согнулся всем своим высоким сухопaрым телом и нaчaл нетерпеливо трясти телефонный aппaрaт.
— Тут целый aд нa голову обрушился, — зaметил он, обрaщaясь к молодой женщине, стоявшей у окнa просторного кaбинетa, — a он кaк сквозь землю провaлился.
Кристинa Фрэнсис взглянулa нa свои чaсики. Было без нескольких минут одиннaдцaть.
— Я бы поискaлa его в бaре нa Бaрон-стрит». (с) «Отель», Артур Хейли.
Что, в последнем отрывке «скачет фокал»? 90% западной литературы написаны иначе и редакторы гневаются, когда написано так, как написал Артур Хейли?
Ну что ж, небольшая справочка.
«Многие из книг Артура Хейли становились бестселлерами № 1 в списке Нью-Йорк Таймс. В мире было продано более 170 миллионов экземпляров на 40 языках. Многие произведения были экранизированы, а по «Отелю» был снят телесериал. По «Аэропорту» был снят блокбастер с превосходными спецэффектами». (с)
Думаете, что это роман 19 века?
Ан нет.
1965 год.
И представьте себе, автор — американец.
Впрочем, он ещё и британец и канадец и даже багамец.
Что, думаете, что всё равно старьё?
Заблуждаетесь.
«Разработка категории «точка зрения» принадлежит Перси Лаббоку, который и считается основоположником новой критики прозы в США. В работе «Искусство прозы» (1921 год) он развивает то учение о точке зрения, которое первоначально было предложено Генри Джеймсом. В трактате «Искусство прозы» (1884), название которого было позаимствовано Лаббоком, Джеймс назвал точкой зрения ту позицию , с которой ведётся повествование». (с) Ольга Турышева, «Теория и методология зарубежного литературоведения: учебное пособие».
Сравните, когда появилась тематика «точки зрения» в США и когда написан роман Артура Хейли «Отель».
Эта теория далеко не нова.
Русскоязычных терминов полно.
ТЗ — термин идентичный POV.
Термина «фокал» в литературе нет. Зато есть такой язык программирования.
Термин «фокальный персонаж» — обозначает совсем не то, что обозначает термин POV (point of view — дословный перевод: точка зрения) и не имеет к точке зрения персонажа никакого отношения.
Литература на Западе продаётся самая разная, это зависит от политики издательства, конкретной личности редактора и его вкусовых предпочтений, и от мастерства автора.
Про «фокал» в Рунете — чушь.
Про 90% («Третье лицо ограниченное. Более 90% всей издаваемой в наши дни на Западе литературы написано именно в этой позиции. В случае третьего лица ограниченного повествование идет от третьего лица, но «рассказчиком» и одновременно главным действующим лицом является не автор, а один из персонажей книги») — чушь.
Про то, что ТЗ нельзя менять (иначе «скачет фокал» — распространённое в Рунете на литфорумах мнение поклонников «фокала») — чушь.
Про то, что смена ТЗ («скачет фокал») — равно ТЗ всезнающего автора — чушь.
Лично я для себя эту тему закрыл.
В своё время я год писать нормально не мог, из-за этого вот… «фокала». Более того, я читать романы нормально не мог — мне везде чудилось, что у авторов «скачет фокал».
Благодаря пользователю Прозы.ру — (ник Беспощадный критик) — единственному, кого я в Рунете нашёл, кто привёл грамотный перевод — я стал копать эту тему.
Так вот, мне лично, как автору, понимание того, что «фокальный персонаж» — это персонаж, на которого обращено внимание читателя в то время, когда ГГ не шибко яркий — не дало ничего.
Только вот для того, чтобы понять, что такое «фокальный персонаж» в действительности — мне пришлось перелопатить массу русскоязычных и англоязычных статей и книг.
Пи. Эс. «Беспощадный критик» с Прозы. ру и я — два разных человека.
Благодарю за внимание.
© Дмитрий Вишневский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *