ФИНСКИЕ ТАНКИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Начало 1919 г. Глава государства генерал К. Г. Э. Маннергейм отдал указание о подготовке к формированию танкового подразделения. Весной 1919 г. заказ был размещён во Франции, а в июле 1919 г. в Финляндию прибыли 32 французских танка «Рено» FT-17 и FT-18 (14 в пушечном варианте (37 мм) и 18 в пулемётном (8 мм)).

30 июня 1919 г. Министерство обороны Финляндии вынесло решение сформировать из французских машин к 15 июля танковый полк.

15 июля 1919 г. На острове Сантахамина был сформирован (по другим данным 15 декабря 1919 г.) танковый полк — H.V.R. Танки были освоены экипажами к 26 августа 1919 г.

1 января 1925 г. Полк был переформирован в танковый батальон (H.V.P.).

1 мая 1927 г. Танковый батальон был свернут в танковую роту (H.V.R.).

10 ноября 1927 г. Танковая рота стала отдельной (Er.H.V.K.).

6 июня 1933 г. Министерство обороны Финляндии разместило в Великобритании заказ на три машины — танкетку «Виккерс-Карден-Лойд Мк VI», легкий танк «Виккерс» Мк Е модели В и танкетку «Виккерс-Карден-Лойд» модель 1933 г. Стоимость заказа была 8 410 фунтов, сроки поставки — август 1933 — январь 1934 г. В 1933 г. в Финляндию доставили ещё плавающую танкетку «Виккерс-Карден-Лойд» модель 1931 г., но после испытаний в августе — сентябре 1933 г. её не приобрели и вернули. Приобретённые танки использовали для обучения танкистов: танкетку «Виккерс-Карден-Лойд Мк VI» до 1941 г., а танкетку «Виккерс-Карден-Лойд» модель 1933 г. до 1943 г.

31 декабря 1937 г. Отдельная танковая рота была переформирована в отдельную бронероту (Er.Pans.K.).

1938 г. Финляндия начала строительство танковых войск. В Великобритании были заказаны 34 «Виккерса 6 тонн». Но до начала Второй Мировой войны было поставлено только 28 машин.

Октябрь 1939 г. (по другим данным 5 декабря 1939 г.) Бронероту переформировали в бронебатальон (Pans.P.).

Вооружённые силы Финляндии в 1939 – 1945 гг.

Батальон состоял из пяти рот. 1-я рота была сформирована 5 декабря 1939 г. и в своём составе имела 14 танков «Рено», 2-я рота имела также 14 «Рено». На момент формирования в 3-й роте было лишь 2 — 3 танка «Виккерс» без вооружения, а 5-я рота имела 12 — 16 «Виккерсов» в таком же состоянии. Единственной боеспособной частью была 4-я рота, имевшая на 22.01.1940 г. 6 вооруженных танков «Виккерс», а 10.02.1940 г. рота имела уже 16 вооруженных машин.

15 декабря 1939 г. В Варкаусе была основана мастерская по ремонту трофейной бронетехники. Она получила название «Центральная бронеремонтная мастерская».

6 февраля 1940 г. Приказом от 6 февраля 1940 г. 1-я и 2-я бронероты (танки рено FT-17) были расформированы. Из 1-й бронероты были образованы 1-й, 3-й, 5-й броневзводы. А из 2-й роты — 2-й, 4-й и 6-й отдельные броневзводы

17 февраля 1940 г. Создан Учебный танковый центр в Хамеенлиннар. Его начальником стал бывший командир 1-й танковой роты А. Люмме. В марте 1940 г. центр получил свою первую материальную часть – 3 советских Т-26.

29 октября 1940 г. Финский бронебатальон (уже в новом составе) вошёл в состав 1-й егерской бригады, которой командовал полковник Эрнст Рубен Лагус.

26 октября 1942 г. Ещё в марте 1942 г. в ставке Финской армии было принято решение о создании бронедивизии, костяком которой должна была стать 1-я егерская бригада, но только 26 октября 1942 г. эти части стали бронедивизией. На момент формирования в составе бронедивизии было командование, штаб дивизии (Ps.DE.), 2-й, 3-й, 4-й и 5-й егерские батальоны JP2 — 5), батальон танковых егерей (Ps.JP), егерский батальон пополнения (Tayd. JP.), 2-й сапёрный батальон (Pion. Р2), 6-й батальон связи (VP.6), 27-я сапёрная колонна (27 Pion. Kol.), кавалерийская бригада (Rv. Pr.), бронезенитная рота (Ps. It. Рtr), 14-й тяж. артполк (Rask. Rsto. 14), бронебригада (Ps. Pr.) и множество мелких хозяйственных и технических подразделений (21-й и 23-й автовзвода, 19-я почта, 21-й автосанитарный взвод, оркестр, бронеремонтная рота, 6-я группа помывки, 21-я группа ремонта вооружения, 21-е и 2-е химическое подразделение и другие). В составе бронебригады были 1-й и 2-й бронебатальоны (1 и 2/Ps. Pr.), штаб (Ps. Pr. E.) и штабная рота (Esik. K.), бронерота обучения (Ps. Koul. K.) и мелкие интендантские части. Бронедивизией командовал генерал-майор Эрнст Рубен Лагус.

Легкий танк Т-26

Легкий танк Т-26 обр. 1931 г. с пулеметным вооружением

Легкий танк сопровождения пехоты. Создан на основе английского танка "Виккерс 6-тонный". Постановлением Р В С СССР принят на вооружение 13 февраля 1931 г. Самый массовый танк Красной Армии в предвоенные годы. С 1931 по 1941 г. заводом N° 174 имени К.Е.Ворошилова (г.Ленинград) и Сталинградским тракторным заводом изготовлено 11 218 единиц.

КОНСТРУКЦИЯ И МОДИФИКАЦИИ

Т-26 обр. 1931 г. – первый серийный вариант, наиболее близкий английскому прототипу с размещением вооружения в двух башнях. Корпус – клепаный коробчатой формы. Башни – клепаные, цилиндрической в плане формы. Боевая масса 8 т. Габариты 4620x2440x2190 мм. Экипаж 3 человека. Вооружение: два пулемета ДТ. Боекомплект: 6489 патронов. Двигатель Т-26 (копия английского "Армстронг-Сиддлей") максимальной мощностью 90 л.с. Скорость по шоссе – 31 км/ч, запас хода – 130 км.

Т-26 обр. 1932 г. – в правой башне устанавливалась 37-мм пушка ПС-1 ("Гочкис-ПС") Боекомплект 113 выстрелов и 3087 патронов. Боевая масса 8,7 т. Часть машин оснащалась радиостанцией 71-ТК-1 с рамочной антенной вокруг корпуса. Изготовлено 1626 двухбашенных танков, из них около 450 – с пушечно-пу- леметным вооружением.

Т-26 обр. 1933 г. – однобашенный вариант.

Финская танковая дивизия

Установлена новая цилиндрическая башня с развитой кормовой нишей Вооружение: 45-мм пушка 20К и пулемет ДТ. На части танков – радиостанция 7h ТК-1 с поручневой антенной вокруг башни. С 1935 г. – корпус и башня сварные, с 1936 г. – пулемет ДТ в нише башни, с 1937 г. – на части машин зенитный пулемет ДТ и два пушечных прожектора (на каждой пятой машине) для стрельбы ночью, с 1937 по 1938 гг. – форсированный двигатель мощностью 95 л.с. Изготовлено 6065 единиц.

Т-26 обр. 1938 г. – новая башня конической формы. Незначительные изменения в деталях корпуса. Увеличен объем топливных баков. Вооружение осталось прежним. Пушки выпуска 1937 и 1938 годов снабжены электрозатвором и телескопическим прицелом ТОП-1 (с 1938 г. – ТОС), стабилизированным в вертикальной плоскости. С 1938 г. изъят запасной пулемет, вместо которого введена дополнительная укладка на 32 выстрела. Боевая масса 10,28 т. Габариты 4620x2440x2330 мм. Запас хода 225 км.

Т-26 обр. 1939 г. – подбашенная коробка с наклонными бронелистами. На части машин изъят кормовой пулемет. Двигатель мощностью 97 л.с. Усиленная подвеска. С 1940 г. – гомогенная броня подбашенной коробки толщиной 20 мм, унифицированный смотровой прибор, новый погон башни. На части машин установлены броневые экраны. С 1940 г. – радиостанция 71-ТК-3. Танков с конической башней изготовлено 1975 единиц.

Т-26 обр. 1933 г.

Легкий танк Т-26 обр. 1932 г. с пушечно – пулеметным вооружением и радиостанцией Из 7Н (рамочная антенна установлена по периметру корпуса танка). 1934 г.

Боевое крещение Т-26 получили в Испании. 26 сентября 1936 г. в порт Картахена прибыла первая партия из 15 танков Т-26, а с начала декабря начались их массовые поставки. Главным образом за счет советской помощи к лету 1938 г. армия республиканцев располагала уже двумя бронетанковыми дивизиями. Всего же до конца гражданской войны Советский Союз поставил республиканской Испании 297 танков Т-26 (поставлялись только однобашенные машины образца 1933 г.). Эти танки принимали участие практически во всех боевых операциях, проводившихся армией республиканцев, и показали себя с хорошей стороны. Немецкие Pz.I и итальянские танкетки CV3/33, имевшие только пулеметное вооружение были бессильны против Т-26.

Первой боевой операцией Красной Армии, в которой участвовали танки Т-26, был советско-японский вооруженный конфликт у о.Хасан в июле 1938 г.. В составе 2-й механизированной бригады, 32- го и 40-го отдельных танковых батальонов имелось 257 Т-26. К концу операции 85 из них были подбиты.

Легкий танк Т-26 обр. 1933 г. на маневрах. 1939 г.

В боевых действиях у р.Халхин-Гол з 1939 г. принимало участие небольшое количество огнеметных танков на базе Т-26.

Накануне Второй мировой войны Т-26 главным образом состояли на вооружении отдельных легкотанковых бригад (256 – 267 танков в каждой) и отдельных танко вых батальонов стрелковых дивизий (одна рота). В составе этих частей и подразделений они принимали участие в советско-финской войне и "освободительном походе" в Западную Украину и Западную Белоруссию.

На t июня 1941 г. танковые войска Красной Армии располагали 10 000 танков Т-26 всех модификаций, включая специальные. Они составляли большинство боевых машин а механизированных корпусах приграничных военных округов. В Западном особом военном округе, например, на 22 июня 1941 г. имелось 1136 танков Т-26 – 52% всех танков округа. В механизированных корпусах Юго-Западного фронта, сформированного после начала войны из войск Одесского и части войск Киевского Особого военных округов, имелось 1316 Т-26 – 35% танкое фронта.

По своим боевым качествам танки Т-26 поздних выпусков были в состоянии противостоять большинству немецких танков (за исключением Pz.H1 и Pz.IV), участвовавших в нападении на СССР. В ходе боевых действий первых месяцев Великой Отечественной войны большинство Т-26 оказались потеряны, в основном от огня артиллерии и ударов авиации. Много машин вышло из строя по техническим причинам, вследствие износа материальной части. Оставшиеся принимали участие е боях с немецкими войсками вплоть до 1944 г. (на Ленинградском фронте}. Последней боевой операцией с участием Т- 26 стал разгром японской Квантунской армии в августе 1945 г.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА Т-26 обр. 1933 г.

БОЕВАЯ МАССА, т: 9,4.

ЭКИПАЖ, чел.: 3.

ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм: длина – 4650, ширина – 2440, высота – 2240, клиренс – 380.

ВООРУЖЕНИЕ: 1 пушка 20К обр. 1932 или 1934 г. калибра 45 мм, 1 пулемет ДТ обр. 1929 г. калибра 7,62 мм.

БОЕКОМПЛЕКТ: 136 выстрелов и 2898 патронов (в танке без радиостанции); 96 выстрелов и 2898 патронов (в танке с радиостанцией).

ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: телескопический прицел ТОП обр. 1930 г., перископический панорамный прицел ПТ-1 обр.1932 г.

БРОНИРОВАНИЕ, мм: лоб, борт, корма корпуса – 15, крыша – 10, днище – б. башня – 6…15.

ДВИГАТЕЛЬ: Т-26 (типа "Армстронг-Сиддлей*), 4-цилиндровый, карбюраторный, рядный с горизонтальным расположением цилиндров, воздушного охлаждения; мощность 90 л.с.(66,24 кВт) при 2100 об/мин, рабочий объем 6600 см #179;.

ТРАНСМИССИЯ: однодисковый главный фрикцион сухого трения, карданный вал, пятискоростная коробка передач, бортовые фрикционы, бортовые передачи.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: восемь сдвоенных обрезиненных опорных катков на борт, сблокированных попарно в четыре балансирные тележки, подвешенные на листовых четвертьэллилтических рессорах, четыре поддерживающих катка, направляющее колесо с натяжным механизмом, ведущее колесо переднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное); в каждой гусенице 108 – 109 траков шириной 260 мм, шаг трака 90 мм.

СКОРОСТЬ МАКС., км/ч: по шоссе – 31, по местности – 15.

ЗАПАС ХОДА, км: по шоссе – 140, по местности – 80.

ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ: угол подъема, град, – 40, ширина рва, м – 2, высота стенки, м – 0,75, глубина брода, м – 0,8

СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция 71-ТК-1, переговорное устройство ТПУ-2 или ТПУ-3,

Легкие танки Т-26 обр. 1933 г. и 1931 г. проходят через деревню. Район Вязьмы, 1941 г.

Танк Т-26 в районе Невской Дубровки. Ленинградский фронт, 1942 год.


Танки Т-26 (впереди – танк обр. 1939 г.) движутся к линии фронта. Битва за Москву, декабрь 1941 г.

В 1930-е годы танки Т-26 поставлялись е Турцию (60 шт.), Испанию (около 300 шт.), Китай (82 шт.) и Афганистан. В период Второй мировой войны значительное число трофейных Т-26 разных модификаций состояло на вооружении финской армии. Часть из них эксплуатировалась в Финляндии до начала 1950-х годов.

На базе Т-26 выпускалось большое количество боевых машин специального назначения: огнеметные танки ХТ-26 (552 шт.), ХТ-130 (401 шт.) и ХТ-133 (269 шт.), саперные танки-мостоукладчики СТ-26 (71 шт.), телемеханические танки ТТ-26 и ТУ-26 (55 шт.), самоходно-артиллерийские установки и артиллерийские тягачи (83 шт.).

Ремонт танка Т-26 обр. 1938 г. Ленинград, 1942 г.

Танки Т-26 обр, 1939 г. в дозоре на о.Кильдин. 1942 г.

Танки Т-26 обр. 1938 г. на параде в г.Куйбышев (ныне – Самара). 7 ноября 1941 г.

Подразделение танков Т-26 в окрестностях Сталинграда. Юго-Западный фронт, 1942 г. На переднем плане – танк Т-26 обр. 1938 г., за ним – две машины обр. 1933 г.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА Т-26 обр. 1939 г.

БОЕВАЯ МАССА, т: 10,25.

ЭКИПАЖ, чел.: 3.

ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм: длина – 4650, ширина – 2445, высота – 2330, клиренс – 380.

ВООРУЖЕНИЕ: 1 пушка 20К обр. 1934 г, или 1938 г.калибра 45 мм, 3 (1 – зенитный) пулемета ДТ обр. 1929 г. калибра 7,62 мм.

БОЕКОМПЛЕКТ: 186 выстрелов и 3528 патронов (в танке без радиостанции); 165 выстрелови 3087 патронов (в танке с радиостанцией).

ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: телескопический прицел ТОП обр.1930 г. или стабилизированный прицел ТОП-1 (на танка* с пушкой обр.1938 г,), перископический панорамный прицел ПТ-1 обр. 1932 Г.

БРОНИРОВАНИЕ, мм: лоб, борт, корма корпуса – 15, крыша – 10, днище – 6, башня – б…15.

ДВИГАТЕЛЬ: Т-26 (типа "Армстронг-Сиддлей"), 4-цилиндровый, карбюраторный, рядный с горизонтальным расположением цилиндров, воздушного охлаждения; мощность 90 л.с.(66,24 кВт) при 2100 об/мин, рабочий объем 6600 см ‘.

ТРАНСМИССИЯ: однодисковый главный фрикцион сухого трения, карданный вал, пятиско ростная коробка передач, бортовые фрикционы, бортовые передачи.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: восемь сдвоенных обрезиненных опорных катков на борт, сблокированных попарно в четыре балансирные тележки, подвешенные на листовых четвертьэллипти- ческих рессорах, четыре поддерживающих катка, направляющее колесо с натяжным меха низмом, ведущее колесо переднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное); в каждой гусенице 108 – 109 траков шириной 260 мм. шаг трака 90 мм.

СКОРОСТЬ МАКС., км/ч: по шоссе – 30, по местности – 18.

ЗАПАС ХОДА, км: по шоссе – 225, по местности – 170.

ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ: угол подъема, град. – 40, ширина рва, м – 2, высота стенки, м – 0,75, глубина брода, м – 0,8

СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция 71-ТК-1 или 71-ТК-З, переговорное устройство ТПУ-3 или ТПУ-2.

Советские танки "Т-26" против финских "Виккерсов" на линии Маннергейма

Зима 1940 года. Идёт советско — финская война. Части Красной Армии, столкнувшиеся с ожесточенным сопротивлением финнов в первые месяцы войны, наконец переходят в решительное наступление с целью прорыва укреплений противника на линии Маннергейма.

Действия финских войск в течении всего периода военных действий носили характер партизанской войны, танков армия практически не имела, поэтому танковые бои за всю Зимнюю войну 1939 — 1940 годов были очень редким явлением. Советские танковые части в ходе войны играли в большей мере роль усиления пехоты и, взаимодействуя с другими родами войск, взламывали оборонительные позиции финнов. При этом стычек с бронетехникой противника почти не было. Однако в конце февраля 1940 года на одном из участков фронта, в районе Хонканиеми, где вела наступление советская 35-я легкотанковая бригада, произошло достаточно крупное по меркам этой войны сражение между советскими и финскими танками.

Оно завязалось между 4-й финской танковой ротой, насчитывавшей около дюжины танков "Виккерс", большая часть из которых была вооруженна 37-мм орудиями, и ротой советских танков "Т-26" из 35-й бригады. Советские боевые машины несли чуть более мощные орудия, калибром 45-мм, однако преимуществ это советским танкистам дать не могло — "Т-26" и "Виккерсы" одинаково легко пробивали броню друг друга. Всё началось с того, что советские пехотные части, при поддержке роты лёгких танков "Т-26" заняли станцию Камяри и находящийся неподалёку полустанок Хонканиеми. Финское командование решило организовать контратаку на позиции противника, ещё не успевшего достаточно хорошо укрепиться. Эта задача была поставлена перед финской 23-й пехотной дивизией, которая была усилена ротой лёгких танков "Виккерс 6-тонный". Утром 26 февраля 8 финских танков двинулись в направлении полустанка Хонканиеми. Финская пехота, которая должна была наступать следом за танками, по каким-то причинам отстала, из-за чего атакующие финские танкисты попали в тяжелую ситуацию.

Столкновение с ротой советских танков "Т-26" к северу от Хонканиеми стало для них полнейшей неожиданностью из-за плохо проведенной разведки. Правда и красноармейцы не сразу поняли, что перед ними противник. Финские танки появились в тылу у выдвинувшейся далеко вперёд роты 35-й легкотанковой бригады, и дежурный взвод принял их за свои. Силуэт "Т-26", который был сконструирован как раз на основе "Виккерса", очень похож на своего прародителя, именно это скорее всего стало причиной ошибки. Однако, когда финны приблизились, советские танкисты по опознавательным знакам и толщине орудия быстро поняли, что перед ними машины противника. Первыми же выстрелами был уничтожен один финский танк, два получили повреждения и остановились, но открыли ответный огонь. Некоторое время эти два танка стреляли по позициям советских частей, затем они были брошены экипажами. Короткое замешательство стоило финнам потери ещё нескольких боевых машин. Бой был молниеносным и закончился так же стремительно, как и начался. Итогом его стало полное уничтожение группы финских танков из 4-й танковой дивизии, атаковавших в направлении Хонканиеми.

Безвозвратные потери финнов составили 6 танков "Виккерс", три из которых впоследствии были вывезены с поля боя и стали экспонатами Ленинградского музея революции.

Танки Финляндии

Советские танковые силы в этом бою потерь не понесли. Бой в районе Хонканиеми в ходе наступления через линию Маннергейма, стал пожалуй единственным заметным танковым сражением в период советско-финской войны. В силу ряда факторов, оно стало фатальным для части финской танковой роты. Этот боевой эпизод лишь демонстрирует насколько мал был вклад малочисленных финских танковых частей в боях с советскими танками. Наибольший урон боевой технике Красной Армии наносила эффективная противотанковая оборона финнов, а отнюдь не танки, которые у последних практически отстутствовали. Тем не менее, сам факт победы советских танкистов в сражении под Хонканиеми налицо. Оно стало лишь одним из эпизодов советско-финской войны 1939 — 1940 годов. Победа в этой войне, пусть и ценой больших потерь, осталась за Советским Союзом.

Советские танки 1939 — 1945

Все материалы, размещённые на сайте собраны из открытых источников и администрация сайта не претендует на авторство. Если у вас возникли претензии к содержимому сайта или ваши авторские права были нарушены сообщите об этом администрации через форму обратной связи.

Т-26

Этот легкий танк известен как самая массовая боевая машина Красной Армии в предвоенные годы.До 1941 года в СССР было произведено уже свыше 11тысяч танков Т-26. Несмотря на низкие оценки боевых качеств танка многими военными после окончания Второй Мировой Войны, следует заметить, что численность этих боевых машин в Красной Армии всё же была внушительной и это могло бы в определённых условиях компенсировать их слабые тактико-технические характеристики.

Описание

Этот лёгкий танк был создан в начале 30-х годов на основе двухбашенного английского танка Vickers Mk.E mod.A. Позднее, после внесения различных конструктивных изменений и доработок советских конструкторов, танк стал однобашенным, было серьёзно усилено вооружение и другие параметры. Впервые советские танки Т-26 вступили в бой в гражданской войне в Испании еще в 1936 году, где неплохо показали себя. К 1941 году этот танк с очень слабым бронированием уже не мог играть весомой роли в боях с немецкой техникой. В начале войны на фоне более новых "Т-34" и "КВ" его уже можно было назвать устаревшим, однако с некоторыми танками Вермахта в 1941 году "Т-26" ещё был в состоянии сражаться. Прежде всего это относиться к лёгким танкам Вермахта с пулемётным вооружением. Основную массу германской техники июня 1941 года составляли танки "Pz.I", "Pz.II", "Pz.35(t)" и "Pz.38(t)", а также средние танки "Pz.III". У "Pz.I" во встречном бою с "Т-26" не было вообще никаких шансов, а генерал Гальдер даже писал о том, что эти танки являются обузой для немецкой армии. Что же касается "Pz.II", то его орудие было эффективно против "Т-26" лишь на короткой дистанции около 300м и в условиях реального боя с "двадцатьшестым" у этой немецкой бронемашины также возникали большие проблемы. "Pz.35" тоже не имел никаких преимуществ перед "Т-26". А вот "Pz38(t) и "Pz.III" более поздних выпусков превосходили "Т-26" в плане тактико-технических характеристик, так к примеру лобовая броня Pz.38(t) модификации F была равна 50мм и орудие "Т-26" не пробивало его лобовую проекцию на дальних дистанциях, в то время как пушка "немца" с этих дистанций "двадцатьшестого" поразить могла.

Фотографии боевых действий в Финляндии времен Второй мировой войны

То же самое касается последних модификаций "Panzer III". Недостатком "Т-26" по сравнению с немецкой "тройкой" было ещё и то, что экипаж из трех человек на "Т-26" был сильно перегружен работой , в то время как на немецкой машине командир был освобожден от обязанностей заряжающего и это обеспечивало более эффективное управление танком. Лучший немецкий танк начального периода войны — "Pz.IV" превосходил "Т-26" по многим характеристикам, но часть этих танков ранних модификаций пробивалась снарядом 45-мм орудия "Т-26". Всё же в 1941 году "Т-26" уже был не конкурент большей части немецких машин. Но огромные потери этих танков были обусловлены не только слабыми тактико-техническими характеристиками, но и стремительным немецким "блицкригом", заставившим отступающую Красную Армию бросить большое количество этих машин в тылу противника. На неудачах "Т-26" летом 1941-го сказывалось и то, что немецкие танкисты были лучше подготовлены и имели солидный боевой опыт. Советские танкисты ещё не успели приобрести необходимого опыта использования танков в условиях реальной войны. Слабое бронирование "Т-26" диктовало особую тактику применения его в обороне, главным образом из засад. Если это удалось бы сделать, то эти танки, учитывая ещё и их большое количество в Красной Армии, могли бы сыграть более весомую роль в сражениях начального этапа войны. Поводя итог стоит сказать, что несмотря на некоторые возможности в борьбе с немецкими танками за счёт хорошего 45-мм орудия, всё же не стоит слишком переоценивать боевые возможности этого лёгкого танка. Конструкция начала 30-х годов уже явно себя изжила и лишь большой боевой опыт экипажей и безошибочное командование, что в реальных условиях практически невозможно, могло спасти эти танки от тотального разгрома лета 1941-го.

Советские танки на зимней войне

Александр Правдин

                              Советские танки на зимней войне.

Ниже приведёны отрывки из текста моей книги «Финский гамбит или роль советско-финской войны в мировой революции». Книга издана в Абакане в 2008 году в книжном издательстве «Бригантина». Объем книги 260 страниц. Книга продаётся в краеведческом музее г. Абакан ул. Пушкина 96.

Статьи и публикации о танках Второй Мировой Войны

Авторские права на книгу защищены. Использование текста в коммерческих целях без согласия автора карается законом. Использование текста допустимо с использованием ссылки на источник.

Теперь главный вопрос: почему советская танковая мощь плохо проявила себя в войне с финнами? Прежде всего надо выяснить, сколько советских танков вообще участвовало в войне?
«К ноябрю 1939 года войска Красной Армии располагали четырьмя танковыми корпусами по две танковых и одной стрелково-пулеметной бригаде в каждом, тридцать одной отдельной танковой бригадой и большим числом отдельных танковых батальонов в составе стрелковых дивизий. Первоначально для действий против Финляндии использовались один танковый корпус (ТАК), пять танковых бригад (ТБР) и 27 танковых батальонов, большая часть которых действовали в направлении главного удара на Карельском перешейке в составе 7-й армии и группы комкора Грендаля (впоследствии 13-й армии)». (М. Коломиец, журнал «Танкомастер», цитата по Тарасу, «Советско-финская война 1939-1940 гг.», стр. 301).
«К моменту перехода границы насыщение танками войск 7-й армии и группы Грендаля было значительным: на девять стрелковых дивизий приходилось шесть ТБР, одна стрелково-пулеметная бригада (СПБР) и десять отдельных танковых батальонов (ОТБ) – всего 1569 танков и 251 бронеавтомобиль». (Там же, стр. 302).
Еще одна 34-я ТБР находилась в составе 8-й армии.
«После трехдневной передышки, 28 февраля советские войска начали штурм второй оборонительной полосы, завершив ее прорыв ко 2 марта. К началу штурма на фронте действовало 2019 танков и 463 бронеавтомобиля». (Там же, стр. 314).
В начале советско-финской войны в войсках Северо-западного фронта находилось  по разным данным от 1,5 до 2 тысяч танков. В советском танковом батальоне 57 (по другим данным 54) танков. Если на войну с финнами направили 27 танковых батальонов, то число танков в них – 1539. Но ведь 57 танков в батальоне это минимум, а ведь некоторые имели по 64 танка. Кроме этого  на фронте действовал танковый корпус. Это 560 танков. Плюс к этому еще пять танковых бригад, это еще 1400 танков. То есть, если бы все 27 танковых батальонов танковый корпус и танковые бригады отправили на фронт в полном составе, в них бы насчитывалось  3,5 тысячи танков. Значит, танковые части и соединения направлялись в бой в неполном составе, примерно половина осталась в гарнизонах. Итог: танковых соединений и частей много, а танков не очень. Вот вам секрет финских побед!!!
Если бы Сталину была нужна блистательная победа в Финляндии, он бы сделал все наоборот. Он бы отправил бы в бой усиленные танковые части и соединения. Пусть их будет немного, но танков в них будет больше положенного. Например, можно было усилить корпус несколькими танковыми батальонами и не афишировать это. Пусть его считают стандартным корпусом. Можно было также добавить в каждый батальон по несколько танков. Пусть список частей будет покороче, а танков на фронте будет побольше. Но Сталину это было не нужно. Ему нужно было неудачное начало войны. Это произведет самое неблагоприятное впечатление о боеспособности Красной Армии. Вот поэтому он и отправил в бой много танковых частей в неполном составе.
Другая цель войны – захват Карельского перешейка со всеми укреплениями. Это задел на будущее. Сталин планировал агрессию в Европу и устранял препятствия на своем пути. В 1940 году РККА должна была преодолеть линию Маннергейма и остановиться, изображая измотанность войск, чтобы летом 1941 года продолжать наступление на Хельсинки по земле, где уже нет долговременных укреплений.
Симулировав собственное поражение на Карельском перешейке, и добившись нужного впечатления, Красная Армия начала реальные операции по захвату финских укреплений. Чтобы достичь победы, Красной Армии  надо было реализовать свои преимущества. Преимущества РККА – количественное и качественное превосходство в технике. Когда игра в поддавки кончилась, началось резкое усиление танкового парка на Карельском перешейке.
Перед началом войны в 7-й армии было 1569 танков и 251 бронеавтомобиль. (А. Широкорад, «Северные войны России», стр. 616).
«Советские войска к 11 февраля имели 1558 боеготовых танков…» (Б.Соколов, «Тайны Финской войны», стр. 238).
С самого начала войны до 11 февраля число танков в советской  группировке не увеличивалась. Поступившие на фронт танки лишь восполняли потери.
А 13 марта в день окончания войны в советской группировке войск на Карельском перешейке было уже почти три тысячи танков. (Б.Соколов «Тайны финской войны».  стр. 292).
Изменился и танковый состав. Первоначально для действий в Финляндии отправили семь бригад. 1-я, 13-я*, 39-я, 34-я и 40-я ТБР были вооружены танками БТ. Эти танки создавались для рейдов по тылам противника, а вместо этого их отправили штурмовать финские укрепления. БТ имели смешанный колесно-гусеничный ход. Они могли встать на колеса и мчатся  по шоссе  со скоростью гоночного автомобиля. Шоссе в Финляндии были, но прокладывать к ним путь через укрепления должны были другие танки с огнеметами, минными тралами, орудиями, хотя бы среднего калибра. Вот таких-то танков первоначально и не хватало на финском фронте.
«В несколько лучшем положении оказалась 35-я танковая бригада, которая имела на вооружении танки Т-26. Их недостаточная броневая защита и малая мощность двигателя обнаружились еще во время войны в Испании. Тем не менее, в условиях Карельского перешейка, Т-26 с их широкими гусеницами, приносили больше пользы, чем быстроходные БТ.
Лишь на вооружении 20-й бригады состояли Т-28, ставшие действительно грозным оружием: их броню не всегда пробивали противотанковые пушки финской армии 37-мм и 40-мм калибра, а их собственные 76-мм пушки позволяли довольно быстро разрушать надолбы на пути боевых машин». (Б. Соколов, «Тайны Финской войны», стр. 129). Но даже в этой 20-й ТБР было 29 танков БТ-5 и БТ-7. (Там же, стр. 130). 35-я танковая бригада воевала на Карельском перешейке в неполном составе, так как один батальон из её состава был передан в состав 14-й армии.
        На Карельском перешейке были шоссейные дороги, но танки БТ не могли ими воспользоваться. Дороги были защищены укрепрайонами,  и танкам БТ пришлось их штурмовать. Лишь в марте, когда фронт финской армии развалился, перед танками БТ замаячила перспектива действовать по назначению, но Сталин прекратил войну. А севернее Ладоги 34 ТБР, вооружённая танками БТ, вообще действовала в условия полного бездорожья. Она  поддерживала 18 и 168 стрелковые дивизии в составе 8-й армии. Здесь танкам БТ пришлось преодолевать полосу заграждений и штурмовать полевые укрепления финнов. Эти попытки закончились тем, что части 8-й армии попали в окружение, и танкам БТ пришлось держать оборону, а танки БТ вообще не были для этого приспособлены. И в том, и в другом случае командование все сделало так, чтобы обречь действия бригад БТ на поражение.
35-я ТБР, вооруженная танками Т-26 передала в 14-ю армию танковый батальон по приказу народного комиссара обороны К. Ворошилова от 11 сентября 1939 г. («Тайны  и уроки зимней войны».  стр. 37). 14-я армия почти всю войну бездействовала по приказу из Москвы. И ее танки тоже бездействовали. А вот на линии Маннергейма 35-й ТБР пришлось воевать с первого дня до последнего в неполном составе.
В состав каждой стрелковой дивизии включались танковая рота или танковый батальон. В «Зимней войне» многие стрелковые дивизии попали на фронт без них. В 88-й стрелковой дивизии почему-то не хватало 30 танков. (Соколов, «Тайны Финской войны», стр. 229). В 14-й армии (из трёх дивизий) было всего 38 танков. (Там же, стр. 75). Хотя по штату должно было быть минимум 48. А ведь в 14-ю армию 35-я ТБР передала целый танковый батальон! Куда делись эти танки?
«Дивизии не имели подвижных частей, не имели по два артполка и танковых батальонов Т-26». («Тайны и уроки Зимней войны», стр. 395. Из доклада штаба 8-й армии начальнику Генерального штаба РГВА Ф.34980 Оп.4Д 190 л, 19-13 копия). Вот документальные свидетельства, рассказывающие о причинах неудач!!! А писатели типа Соколова пичкают нас баснями о критическом состоянии танков и боевой подготовки в Красной Армии. А писатели типа Бунича сочиняют легенды об огромном численном перевесе в людях, танках и артиллерии. Не было ничего этого! Советское командование играло в поддавки, и отправляло в бой дивизии не только без танков, но и без артиллерии, но об этом я расскажу подробнее позже.
Наши войска на Карельском перешейке начали своё наступление без огнеметных танков и до конца декабря огнеметные танки не попадали на этот участок фронта. Наемные советские историки и писатели-попугаи распространяют одну и ту же версию о странной эпидемии забывчивости, неожиданно охватившую всех красных стратегов. По их словам получается, что советские стратеги  про огнеметные танки вдруг забыли и никак не могли о них вспомнить в течение трех недель войны. В действительности про них никто не забывал. Просто нужно было провалить первый штурм линии Маннергейма. Поэтому советские войска оставили без нужных инструментов войны. А когда начали проводить настоящие операции по захвату финских укреплений, вот тогда и привезли их на фронт.
«Проверить всю материальную часть и особенно танкового батальона. Последнему придать взвод танковых огнеметов». («Тайны и уроки Зимней войны 1939-1940 гг.», стр. 154. девятый пункт из приказа народного комиссара обороны командующему войсками Ленинградского военного округа о подготовке 70-й с.д. к десантной операции). Вот вам приказ об усилении танковых частей путём придания им  огнемётных танков. На эту меру советское военное командование  пошло после  игр в поддавки.
Другие пехотные соединения тоже получили огнеметные танки и стали успешнее решать поставленные задачи.
«Огнеметные танки на базе Т-26 отлично действовали в боях против японцев на озере Хасан (1938) и год спустя на реке Халкин-Гол. Во время Финской войны на Карельском перешейке 1939-1940 гг. в операциях участвовали несколько батальонов и отдельных рот ОТ. Танки весьма эффективно выжигали пехоту противника как в ДОТах и блиндажах, так и на открытой местности. И при прорыве «линии Маннергейма» огнеметы сыграли важную роль, доказав свою эффективность при поражении фортификационных сооружений. Танки под огнем противника походили к ДОТу на дистанцию огнеметного выстрела и поражали амбразуру струей огнесмеси». (А.Н. Ардашев, «Огнеметно- зажигательное оружие», стр. 167). На Хасане и на Халхин-Голе  про огнемётные танки никто не забывал, а на финской кампании запамятовали. Просто против японцев воевали всерьёз, а против финнов нет. Поэтому против финнов огнемётные танки стали применять лишь после игры в поддавки.
«На Карельском перешейке действовало 290 огнемётных танков, а остальные были сосредоточены в полосе 8-й и 15-й армий, наступавших севернее Ладожского озера. Из 446 огнемётных танков, принявших участие в боевых действиях, было потеряно 124 машины, из них 24 безвозвратно». (А. Широкорад «Финляндия – Россия. Три неизвестные войны». Стр. 180)
Когда советская сторона перестала играть с Финляндией в поддавки, она не только отправила на фронт огнемётные танки, но и модернизировала часть из них, усилив на них броню. «Чтобы уменьшить потери, на заводе им. Ворошилова 17 огнемётных танков ХТ-133 получили дополнительные экраны из 30-40-мм брони. Защищённая экраном часть танка была недосягаема для бронебойного снаряда 37-мм противотанковых пушек «Бофорс». (А. Широкорад «Финляндия – Россия. Три неизвестные войны». Стр.180) 
Севернее Ладожского озера в составе 8-й армии с самого начала войны были огнеметные танки. Здесь они добились значительных успехов в борьбе с полевыми укреплениями финнов, но компенсировать все остальные поддавки не могли.
Вдобавок ко всему этому на финский фронт в течение первых трех недель не попало ни одного танка-тральщика. А ведь первые танки тральщики были изготовлены в СССР ещё в 1933-м году.  И лишь когда советское командование решило прекратить игру в поддавки, танки-тральщики попали  на фронт.
 «Для более успешных действий пехоты, Ижорский и Кировский заводы в январе – начале февраля 1940 г. изготовили более 55 тыс. бронещитов на лыжах для одиночных бойцов и 250 танковых бронесаней Соколова. Сани предназначались для перевозки отделений пехоты под огнем и отцеплялись от буксирующего его танка при подходе к позициям противника». (Журнал «Танкомастер», М. Коломиец, цитата по А. Тарасу «Советско-финская война 1939-1940 гг.», стр. 309).
Изменилась и тактика применения танков «Одной из важнейших задач, решаемых танками, было их участие в составе блокировочных (штурмовых) групп по захвату и уничтожению ДОТов. Как правило, в состав каждой блокировочной группы включалось три пушечных и три огнеметных танка, взвод саперов, взвод или рота пехоты, два станковых пулемета или одно-два орудия. Чаще всего работа велась в ночное время. Взрывчатка подвозилась танками на бронесанях Соколова (для подрыва ДОТа требовалось от 1000 до 3000 кг взрывчатых веществ).
Пушечные танки огнем по амбразурам и прилегающим к ДОТам траншеям обеспечивали подход огнеметных танков, которые заливали амбразуры и двери ДОТов огнесмесью и поджигали ее. В это время саперы вели работу по подрыву, а пехота прикрывала саперов от контратак финнов. В первое время действия штурмовых групп были неудачными, так как атаке подвергался какой-то один ДОТ, и танки расстреливались огнем соседних огневых точек. В последующем, когда атаковали сразу три-четыре близлежащих ДОТа, действия блокировочных групп стали более успешными. Особенно удачно эти группы действовали на участках 39-й и 20-й ТБР.
С помощью блокировочных групп удалось ослабить оборону финнов и подготовится к прорыву главной полосы. (Там же, стр. 312).
Если бы Сталину нужна было убедительная победа над Финляндией, он бы бросил против неё все танки Т-28 и Т-35. Но он направил на фронт лишь 20-ю ТБР, в которой было 105 танков Т-28, 11 Т-26, 29 БТ-5 и БТ-7. В штурме линии Маннергейма приняло участие лишь часть танков Т-35.
«Производство его было очень медленным. Всего собрали около 60 Т-35. Их держали вблизи Москвы под губительным оком Сталина. Небольшое количество приняло участие в кампании против Финляндии. Оставшиеся на ходу Т-35 были потеряны в 1941 г., несколько штук было захвачено, но без горючего». (Мини-энциклопедия «Танки Второй мировой войны», стр. 143).
Танки СМК, Т-100, КВ составили роту тяжелых танков, включенную в состав 91-го танкового батальона 20-й ТБР. Только 17 декабря 1939 года эта рота первый раз вступила в бой. Это так Сталин играл в поддавки.
«Результаты Зимней кампании, войны с финнами в 1939-1940 гг. стали причиной неверной оценки боеспособности Вооруженных Сил Советского Союза. Тот факт, что маленькая Финляндия смогла так долго и эффективно сопротивляться натиску советских войск, создал ощущение слабости Красной Армии. И по сей день остается немало историков, считающих, что Сталин нарочно вел войну с Финляндией устаревшим вооружением и наиболее неподготовленными войсками, что он пошел на этот гигантский блеф с целью ввести в заблуждение весь мир. И правда, советское верховное командование не применяло ни Т-34, ни тяжелых КВ, хотя строились они буквально рядом – в Колпино, как не вводило в бой реактивных минометов». (Пауль Карель, «Восточный фронт, книга 1. Гитлер идет на восток», стр. 49).
Пауль Карель допускает в своей книге много ошибок при описании событий, но про реактивные установки не врет. В декабре 1939 г. в РНИИ была создана неуправляемая ракета, имевшая боевую часть весом одна тонна. Дальность стрельбы этой ракетой составляла – 2,5 км. Пусковая установка на санях несла 4 ракеты. В январе 1940 г. опытная установка прибыла на фронт, на Карельский перешеек, но применять её не стали. Эта установка описана Александром Широкорадом в книге «Северные войны России». По его мнению, её не стали применять из-за боязни рассекретить ракетное оружие. Возможно это и так, но возможно это было просто игрой в поддавки. В принципе сталинская авиация уже применяла ракеты на Халкин-Голе. Немцы тоже в 1939 г. применяли 105-мм реактивные минометы. Что тут утаивать? Ракеты еще в 19 веке применяли!
Говоря об историках, которые считают, что Сталин вел войну в Финляндии для дезинформации своих врагов, Пауль Карель, конечно же, говорит о тех историках, которые живут и работают за рубежом. Те историки, которые живут в России, такую версию даже не обсуждают. А многие из них лишь сочиняют легенды о великом воинском искусстве финских солдат. Например, Соколов  пишет следующее: «На поле боя остались десятки подбитых танков, в том числе 67 тяжелых. Это были громоздкие пятибашенные Т-35, плохо приспособленные к ведению той войны. Командир танка все равно не мог управлять огнем всех пяти башен, а тонкая 20-30-мм лобовая и башенная броня не спасала от финской противотанковой артиллерии эту маломаневренную машину – хорошую мишень». (Б. Соколов, «Тайны финской войны», стр. 95).
Не могли финны подбить 67 танков марки Т-35. В СССР не было   такого  количества танков этой марки. Их всего-то построили 61 штуку. А на финский фронт отправили и того меньше. Броня толщиной в 20-30 мм была лишь у первой модели Т-35. А в 1938 г. броню усилили до 50 мм. Эта броня вполне успешно защищала экипаж от 37-мм финских противотанковых орудий. И командир танка вовсе не должен был управлять огнем всех пяти башен. Пулеметчики и наводчики орудий могли самостоятельно выбирать цели. А командир мог ограничивать свою деятельность общим руководством. На боевых кораблях гораздо больше башен, орудий и пулеметов, но это же не значит, что его капитан не может управлять их огнем.
В 1939 году в СССР создали танк КВ-1, равного которому ни у кого не было. КВ-1 прошел все испытания, кроме испытания боем. И вот когда началась советско-финская война, танк КВ-1 не направили на фронт. Одни историки объясняют это «эпидемией забывчивости», внезапно охватившей комсостав РККА и партийное руководство страны. Другие заявляют, что Сталин верил в то, что война будет легкой и закончится за две-три недели, поэтому решил не посылать КВ-1 на фронт, мол советские войска, и без них с финнами справятся.
Эти объяснения никуда не годятся. Каждое оружие должно было быть всесторонне испытано. Пусть танк КВ показал себя на стрельбах, пробегах и учениях с самой лучшей стороны, но практика – критерий истины, а главное  и самое точное испытание для танка — это испытание войной. Если Сталин верил в быструю и легкую победу над финнами, ему следовало отправить КВ-1 на советско-финскую границу еще перед началом войны, дабы успеть его испытать. А заблуждение о слабости финской армии никак не могли повлиять на эти решение. Танку требовалось испытание в бою – сойдет и слабый, и сильный противник. Но Сталин не спешил отправлять в бой танк КВ-1. Он знал, что вполне успеет его испытать, ведь в действительности он планировал затянуть войну на всю зиму. Торопиться ему было некуда. Именно поэтому танк КВ-1 вместе с танками СМК и Т-100 вступили в бой лишь на восемнадцатый день войны – 17 декабря 1939 года.
В ходе советско-финской войны не только сталинские поддавки затрудняли действия советских танков, финские укрепления, тяжелая местность, погодные условия и глубокий снег были серьезным препятствием на пути к победе. Однако советские танкисты, проявляя изобретательность, находили выход из любых положений, очень часто обращая препятствия и трудности себе в помощь. «Тихоходный Т-26 был изначально танком сопровождения пехоты, а в глубоком снегу скорость передвижения человека и танка была почти одинакова. Пехота продвигалась по глубоким танковым колеям – водители строго предупреждались о недопустимости заднего хода». (Липатов, «Зимняя война», цитата по хрестоматии А. Тараса, «Советско-финская война 1939-1940 гг.», стр. 165).
«Оказалось, например, что 45-мм танковая пушка способна раскалывать железобетонные надолбы – танки сами прокладывали себе дорогу». (Там же, стр. 165).
Бывало  конечно и так, что советские танки не справлялись с некоторыми задачами в зимней войне без всяких поддавок со стороны собственного командования. Например, плавающие танки иногда терпели неудачи при форсировании водных преград. Но происходило это не по вине плохо обученных механиков-водителей или несовершенства конструкции танков. Просто тяжелые условия: подводные камни и скалы, быстрое течение, обледенение берегов, болотистые или скалистые берега усложняли форсирование финских рек. Из-за быстрого течения танки иногда просто возвращались назад на покинутый берег или не могли выбраться на сушу в нужном (намеченном планом) месте. Часто танки застревали на подводных камнях и в болотистых берегах озер. Бывало и так , что быстрое течение сносило танки далеко от места намеченной высадки, при этом танки, выйдя на берег, упирались в прибрежные скалы. Ледяная кромка у берега часто становилась непреодолимым препятствием, при определенной толщине льда танки, находясь в воде, уже не могли её сломать и взобраться на неё тоже не могли.
Прежде чем критиковать советские плавающие танки и их экипажи следует  вспомнить, что и у наших союзников по антигитлеровской коалиции подобные операции тоже не всегда проходили гладко. Например, при высадке в Нормандии 6 июня 1944 года американские плавающие танки так и не смогли добраться до берега вплавь. Почему-то за это их особо никто не критикует? А вот к советским танкам совершенно иное отношение – любая неудача вызывает потом яростной критики от писателей типа Бунича и Соколова.
По-моему личному мнению у таких писателей есть тайная  цель– унижение русского народа. Свою низкую цель они маскируют демагогией о борьбе за правдивое описание истории. Своих читателей они пытаются убедить в том, что в их книгах лишь горькая правда, а в действительности там наглая ложь. На оскорблениях русского народа держится популярность этих книг за рубежом. А в нашей стране прививается лояльное отношение к этим книгам. Людям пытаются внушить, что русские вполне заслужили те оскорбления, которые наносят им подобные писатели. Это делается из-за того, что группа людей, находящихся в данный момент у власти, заинтересованы в том, чтобы привить русскому народу комплекс неполноценности, таким образом унизить его, сделать его легкоуправляемым, склонным терпеть любые обиды, лишения и унижения и считать, что все это он справедливо заслужил  за свою национальную неполноценность. Я не буду называть эту группу людей своим именем, чтобы на меня не повесили клеймо фашиста. Независимо мыслящий и хорошо знающий историю России человек поймет, о ком я говорю. По-моёму личному мнению эти писатели работают по найму на органы официальной пропаганды, при этом они изображают из себя явных оппозиционеров, чтобы завоевать доверие народа.
Спорить с такими писателями бесполезно. Для них любое событие, действие и происшествие доказывает неполноценность русских. Во всем они видят лишь то, что хотят видеть – признаки умственной неполноценности русских.
Неудачи советских танковых войск в 1941-м, и неудачи в советско-финской войне имеют под собой совершенно разные причины. В войне с финнами симулировали слабость. В войне с немцами все причины неудач в том, что наша армия готовилась к собственной внезапной агрессии. В 1941 г. структура частей и соединений, техническое оснащение, место дислокации, расположение баз снабжения, обучение личного состава было сделано в расчете на собственную агрессию в Европу.

© Copyright: Александр Правдин, 2011
Свидетельство о публикации №211091901296

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Александр Правдин

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Александр Правдин

Финские танки

Танков собственной конструкции у финнов не было. Однако значительная часть закупленных и трофейных танков подверглась модернизации в Финляндии.

20 июля 1937 года финны заказали в Англии 32 шеститонных танка «Виккерс». Они были поставлены до 1 января 1939 года, но без вооружения. В феврале 1939 года министерство обороны заказало на государственном артиллерийском заводе VTT тридцать три 37-мм пушки Бофорс обр. 1936 г., выпускавшиеся в Финляндии по лицензии, с их последующей установкой на английские танки. Отдельно были заказаны танковые прицелы для этих пушек.

Финляндия во Второй мировой войне

Но из-за трудностей, возникших во время производства орудий и аннулирования поставок танковой оптики из Германии к концу 1939 года лишь десять танков были полностью укомплектованы. По некоторым сведениям, на остальных танках были установлены 37-мм пушки Пюто.

Мобилизация 7 октября 1939 года застала танковые части Финляндии не в лучшем состоянии: большинство машин устарело либо находилось в небоеспособном состоянии. Среди них были 32 безнадежно устаревших французских танка «Рено» FT-17, построенные еще в 1919-21 годах. Они совершенно не годились для боевых действий в первой линии. Два дивизиона «Рено» FT-17 получили приказ вкопать машины в землю на оборонительных рубежах и пополнить свой парк за счет захваченной техники. Этот приказ был выполнен лишь частично – в районе Няйккиярви (озеро Лебединое) и Тайпале (река Бурная). Все французские танки, кроме четырех машин, были потеряны на этих рубежах.

Шеститонные танки «Виккерс» с 37-мм пушками 26 февраля 1940 года приняли участие в первом для финской армии танковом бою под Хонканиеми (Лебедевкой). 4-й дивизион потерял в этом бою семь машин. Еще один танк был сильно поврежден, эвакуирован в тыл, но не восстанавливался.

В ходе Зимней войны финский парк бронетанковой техники пополнился значительным количеством трофейных советских машин. 167 единиц захваченной техники были переделаны под стандарты финской армии и переданы в танковые войска. Шесть из ранее захваченных у СССР артиллерийских гусеничных тягачей Т-20 «Комсомолец» были впоследствии отбиты Красной Армией.

В городе BapjKayc на производственной базе машиностроительного завода «А. Альстрем лтд.» финны оборудовали танкоремонтные мастерские, основной задачей которых стала переделка трофейных танков. Вплоть до 1944 года эти мастерские оставались главной ремонтной базой финских сухопутных сил.

Трофеями финнов стали два средних танка Т-28, несколько десятков легких танков Т-26 выпуска 1931-39 годов, а также огнеметные танки ОТ-26 и ОТ-130 и несколько плавающих пулеметных танков Т-37 и Т-38. Кроме того, были захвачены 56 артиллерийских тягачей типа «Комсомолец» и 21 бронеавтомобиль разных типов. Тягачи направили в дивизион противотанковой артиллерии, а бронеавтомобили и плавающие танки свели в отдельные броневзводы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *