Экспорт автомобилей из России

Бурный рост поставок автомобилей за рубеж в 2019 г. связан, прежде всего, с восстановлением спроса в странах СНГ, объясняет EY. Об этом говорит и представитель Российского экспортного центра (РЭЦ).

Продажи легковых автомобилей и LCV на одном из основных экспортных рынков российских автозаводов – казахстанском – выросли на 23,3% до 71 417 шт., а в денежном выражении – почти на 32% до $1,71 млрд (данные отраслевого союза «Казавтопром»). В топ-3 рынка – Lada, Hyundai и Toyota. Рост рынка ускоряется: в 2017 г. он вырос в количественном выражении на 7%, в 2018-м – на 25%. Автомобильный рынок Белоруссии тоже продолжает расти, но динамика замедляется. В 2018 г. продажи увеличились на 54%, а в 2019 г. – на 22%, достигнув 64 504 машин, следует из данных Белорусской автомобильной ассоциации (емкость в денежном выражении не уточняется). В тройке лидеров – Lada, Renault и Volkswagen. Для сравнения: российский рынок сократился на 2,3% до 1,76 млн легковых автомобилей и LCV (данные АЕБ). В денежном выражении рынок легковых автомобилей увеличился на 5,6% до 2,54 трлн руб., по оценке «Автостата».

Российские автозаводы начали активно развивать экспорт на фоне сильно сократившегося после 2013 г. рынка, напоминает аналитик «ВТБ капитала» Владимир Беспалов. На динамике также сказались господдержка (прежде всего – компенсация части логистических расходов) и расширение сборочного производства российских брендов в Казахстане, где был введен утилизационный сбор.

Крупнейший российский автопроизводитель (и экспортер машин) «АвтоВАЗ» реализовал в 2019 г. на зарубежных рынках около 50 000 машин, сообщала компания. Это на 32% больше, чем в 2018 г. Главные экспортные рынки Lada – Белоруссия, Казахстан и Узбекистан. Зарубежные продажи выпущенных в России автомобилей Renault выросли на 14% до 15 785 шт., основные рынки – Белоруссия, Казахстан и Киргизия, рассказал представитель компании. Группа VW, по словам представителя, экспортировала из России 24 600 машин (в 2018 г. – около 20 000), из них почти 10 000 – Skoda Kodiaq в Европу. Экспорт Nissan из России упал на 27% до 4168 шт., машины поставляются в Казахстан и Белоруссию. УАЗ поставил за рубеж 5720 машин (рост на 29%), из них почти 80% отправились в страны СНГ и ближнего зарубежья. Рост связан с расширением географии реализации и модельного ряда на существующих рынках сбыта, поясняет представитель УАЗа.

В 2020 г. экспорт продукции российского автопрома может составить в зависимости от сценария стратегии автопрома $3,4–4,2 млрд.

Экспорт в 2020 г. будет расти, считает Беспалов: рынок в России стагнирует и автозаводы продолжат развивать зарубежные поставки, чтобы загрузить мощности. «Наши ожидания достаточно сдержанны. В первую очередь это связано с имеющимися и вновь появляющимися барьерами», – говорит представитель РЭЦа. Например, это касается введения утилизационного сбора. Преодолеть эти барьеры поможет организация локальной сборки, а также увеличение количества стран, с которыми подписываются соглашения о зоне свободной торговли, отмечает представитель РЭЦа.

Экспорт легковых автомобилей, скорее всего, вырастет в 2020 г. на 10–15%, для роста экспорта грузовых автомобилей и автобусов больших предпосылок не видно, говорит партнер EY Сергей Павлов. «На рынок в целом и экспорт из России в частности может сильно повлиять ситуация с эпидемией коронавируса», – предупреждает он. Многие цепочки поставок замкнуты на Китай, а способность китайских заводов компонентов к ритмичной работе в следующие два месяца под вопросом, поясняет Павлов. Это поставит под угрозу производство в России и других странах, указывает он. Кроме того, продолжает эксперт, развитие эпидемии может спровоцировать ограничение спроса со стороны частных лиц и компаний.

В российской промышленности наблюдается новое явление – собираемые в стране иномарки пользуются все большим спросом за рубежом. Статистика показывает резкий рост экспорта произведенных в России автомобилей. Какие собираемые в России марки наиболее популярны за границей и чем объясняется возросшая любовь иностранцев к российским автомашинам?

Экспорт из России за три квартала 2017 года вырос более чем на четверть, или на 52 млрд долларов – до 255 млрд долларов. «Рост экспорта достигнут по многим видам продукции. Частично, конечно, этому способствовало повышение мировых цен, но значительный, ведущий фактор – это увеличение физических объемов наших поставок за границу», – радуется премьер-министр Дмитрий Медведев.

Растет экспорт не только топливно-энергетического сектора, но и несырьевых товаров. В частности, на 18% в физическом выражении вырос экспорт продовольствия и сырья для него, на 30% – экспорт пластмасс, на 14% – экспорт неорганической химии, почти на 3% – каучука и резины.

Но наиболее интересен рост поставок автомобилей. По данным ФТС, поставки за рубеж выросли более чем на треть, иностранцы купили почти 64 тыс. российских машин более чем на 1 млрд долларов (в денежном выражении рост также на 31%). По данным Российского экспортного центра (РЭЦ), за девять месяцев 2017 года экспорт продукции автомобилестроения вырос на 47% (в штуках). В целом Россия в этом году заработает 3 млрд долларов на экспорте в целом и легковых, и грузовых автомобилей, и автокомпонентов. По крайней мере, таков прогноз главы Минпромторга Дениса Мантурова.

Рост обеспечили легковые автомобили (в 1,8 раза), причем в основном за счет увеличения поставок в дальнее зарубежье. С грузовиками ситуация не такая однозначная: экспорт в дальнее зарубежье падает, а вот в страны СНГ – растет на те же 30%.

Поставка произведенных в России иномарок на экспорт – новое явление для российского авторынка. Какие автомобили Россия продает в дальнем зарубежье и кто там их покупает?

Почти половину автомобилей за первые три квартала 2017 года купила Чехия. В основном это были автомобили марки Skoda, и половину из них составила модель Yeti, которую собирают по контракту на заводе ГАЗ в Нижнем Новгороде (другие модели марки собирают на заводе VW под Калугой). Еще 10% экспорта пришлось на Латвию. Остальные автомобили закупили Объединенные Арабские Эмираты, Венгрия и Ливан.

Автомобили Lada заняли второе место в структуре автомобильного экспорта. Здесь наиболее популярные модели – седан Lada Vesta и внедорожная версия Lada – 4×4. Далее на экспорт также идут автомобили корейского автоконцерна Hyundai, французского Renault и немецкого Volkswagen.

По данным РЭЦ, основным покупателем российских машин является регион СНГ, на который приходится 59% продаж. На второе место с прошлого года вышла Восточная Европа, ее доля подскочила до 29%. Еще 5% приходится на Ближний Восток, по 2,5% – на АТР и Америку, около 2% – на Африку.

«Главные покупатели наших автомобилей в последние годы – Белоруссия и Казахстан. Однако если раньше Казахстан первенствовал с большим отрывом, то в прошлом году, с введением утилизационного сбора, там стала активнее развиваться сборка автомобилей», – говорит глава группы компаний РЭЦ Петр Фрадков.

«Благодаря крупным поставкам Skoda Yeti российской сборки в число основных покупателей российских автомобилей добавилась Чехия.

Наибольший рост в 2017 году, помимо Чехии, показывают поставки в ОАЭ, на Кубу, в Мексику, Латвию и Эфиопию. При этом впервые за 15 лет ведутся существенные отгрузки легковых автомобилей в страны Персидского залива», – отмечает Фрадков. В частности, Renault Duster экспортируются в ОАЭ, Катар и Саудовскую Аравию.

Зачем VW начал производить автомобили в России для экспорта в Чехию, родину марки Skoda? И почему вообще так хорошо пошел экспорт российских автомобилей?

Дело в том, что себестоимость производства в России намного ниже, чем в Европе. В итоге автоконцерн оставил на головном заводе в Чехии лишь производство локальных моделей (Octavia, Kodiaq, Karoq), а тот же внедорожник Yeti выгодней привезти из России. К тому же из-за схлопывания спроса на машины внутри России имеющиеся здесь мощности надо загружать.

Некоторые говорят, что экспорту российских машин помогает девальвация рубля. Однако это не совсем так. «Рост продаж автомобилей УАЗ на экспортных рынках связан прежде всего с активизацией деятельности самой экспортной команды УАЗ. Мы стали поставлять ульяновские внедорожники на рынки, где ранее УАЗ был неизвестен – Боливия, Гаити, Мексика, Филиппины, Эквадор. Девальвация рубля тут ни при чем. Более того – весь 2017 год рубль был вполне стабилен», – говорит директор по экспорту УАЗ (входит в «Соллерс») Андрей Дорофеев. В этом году на экспорт будет поставлено 5 тыс. ульяновских внедорожников.

Рубль действительно в этом году не такой волатильный, как в прошлом, и довольно крепкий. А укрепление национальной валюты снижает ценовую привлекательность экспорта. С другой стороны, слишком сильная девальвация рубля тоже не способствует экспорту машин, так как автопром сильно зависит от импортных комплектующих и поставщиков. Возможно, что текущий курс в районе 58–60 рублей за доллар является наиболее комфортным с точки зрения сочетания импорта комплектующих и экспорта готового автомобиля.

Однако здесь все еще много проблем. «Что касается экспорта иномарок, собираемых в России, то основным препятствием является отсутствие у России развитой системы торговых соглашений с крупными мировыми рынками и выстроенных каналов сбыта, что приводит к высокой себестоимости логистики и удорожанию автомобилей на 15–30%. В связи с этим экспорт теряет свой бюджетный смысл», – говорит зампредседателя правления ГК «АвтоСпецЦентр» Александр Зиновьев.

Поэтому для развития экспорта автомобилей нужна поддержка со стороны государства, иначе прописанные в стратегии развития планы по росту объема экспорта автопрома до 4,41 млрд долларов к 2025 году нереалистичны, считает Зиновьев. «Однако государству интереснее инвестировать в развитие внутреннего рынка, так как это приносит больше прибыли в виде налоговых сборов», – скептичен эксперт.

Однако Петр Фрадков уверен, что рост экспорта автомобилей связан в первую очередь с государственной политикой. «Она направлена на повышение конкурентоспособности российского производства, в том числе за счет создания через меры поддержки благоприятной инвестиционной среды – на это направлены все инструменты, которыми наделен Российский экспортный центр», – говорит Фрадков.

Российские производители уже пользуются помощью государства. Так, например, УАЗ использует господдержку в части субсидирования логистических расходов. «Это помогает нам выглядеть более конкурентно на внешних рынках», – говорит Дорофеев, добавляя, что в 2018 году компания планирует нарастить экспорт УАЗов в 1,5–2 раза по сравнению с 2016 годом. Планируется начать продажи внедорожников в Ливане, Мексике и Чили.

Господдержка автоэкспорта очень важна, потому что на экспортных рынках много различных ограничений таможенного, технического и финансового характера, согласны в «Группе ГАЗ», которая экспортирует свои «Газели Next» более чем в 40 стран мира и за шесть лет планирует вдвое увеличить число экспортных рынков. В частности, Российский экспортный центр помогает продвигать «Газели Next» путем организации выставочных экспозиций и деловых миссий, информационной поддержки и помощи в поиске иностранных партнеров, сопровождения переговорного процесса. В итоге компания подписала крупный контракт с Филиппинами на обновление общественного транспорта в стране. Также стартовали продажи «Газелей Next» в Иорданию, а в Республике Гана «Группа ГАЗ» обновит парк школьных автобусов.

Экспорт легковых автомобилей из РФ за пять месяцев сократился почти вдвое, до менее чем 25 тыс. штук. При этом наибольший провал пришелся на май, когда, по мнению аналитиков, в продажах полностью отразился эффект от ограничений, связанных с коронавирусом. В ближайшее время экспорт машин вряд ли покажет рост, считают эксперты, и отгрузки за рубеж не смогут помочь российским автозаводам загрузить мощности.

Причем в мае поставки оказались ниже апрельских значений. Так, в штуках экспорт легковых машин упал на 34,8%, до 3 тыс. штук. В деньгах — на 7,8%, до $49,7 млн. Экспорт грузовиков из России также сократился по сравнению с апрелем на 21,5%, до 0,7 тыс. штук. При этом в денежном выражении, наоборот, поставки грузовых машин росли — на 3,4%, до $24,4 млн.

С учетом пандемии и фактической остановки работы дилерских центров, а также общей приостановки покупательской и деловой активности в Российском экспортном центре (РЭЦ) оценивают спад как умеренный, особенно в сегменте грузовых автомобилей. Перебои с поставками были, говорят там, но называют их незначительными и связанными с трансграничными ограничениями, вызванными пандемией.

Основные экспортеры в нынешних условиях — национальные бренды, в то время как локализованные в России мировые бренды продемонстрировали больший спад, заключают в РЭЦ.

Дмитрий Бабанский из SBS Consulting говорит, что в апреле еще продолжались поставки с предыдущих месяцев, и реальный провал мы видим именно в мае. Результаты экспорта отражают общую ситуацию на авторынке, при этом показатели поддерживает неплохая динамика первого квартала. Например, рынок Казахстана в первом квартале вырос на 30%, до 17,8 тыс. машин. При этом уже в апреле в Казахстане было продано лишь 1,1 тыс. автомобилей. Господин Бабанский не ожидает роста поставок в будущие месяцы, но говорит о вероятности некоторого сокращения масштабов падения до 15–20%.

В Nissan «Ъ” сообщили, что в первом полугодии экспорт машин марки из РФ в Белоруссию упал на 54%, до 415 штук, в Казахстан, наоборот, вырос — на 9,3%, до 876 штук. Концерн продолжает поставлять в эти страны кроссоверы Qashqai, X-Trail и Murano (выпускаются на заводе в Петербурге), а также Nissan Terrano (выпускается на заводе Renault в Москве).

На фоне пандемии и закрытия границ поставки во втором квартале показали значительную негативную динамику, отмечают в компании: так, в Белоруссию в апреле и мае поставок не было совсем, в Казахстан автомобили не поставлялись в апреле.

О дальнейшем развитии ситуации пока говорить рано, полагают в Nissan: надо дождаться полной отмены ограничительных мер, связанных с пандемией. В то же время Hyundai, наоборот, нарастил экспорт в первом полугодии на 17%, до 8,2 тыс. машин. Но даже рост экспорта не смог удержать объем выпуска в плюсе: завод в Петербурге снизил производство автомобилей в 1,4 раза, до 88 тыс. штук. Выпуск Nissan также упал: на 39%, до 19,6 тыс. машин.

Экспорт не сможет значительно поддержать выпуск российских автозаводов — из-за небольших объемов и общего снижения спроса на рынках, считает Дмитрий Бабанский. При этом ситуация с внутренним спросом также остается сложной: несмотря на отложенный спрос и существенную господдержку, в июне рынок легковых и легких коммерческих автомобилей упал на 14,6%.

Ольга Никитина

Экспорт легковых автомобилей в штуках в 2019 году увеличился на 16,7%, до 109,4 тысяч машин, в деньгах – на 23,6%, до $1,6 млрд, пишет «Коммерсантъ». При этом в настоящее время объемы поставок автомобилей выше, чем перед введением санкций, в 2013-2014 годах.

Экспорт грузовых автомобилей в прошлом году, наоборот, сократился на 2,9%, до 14,6 тысяч штук. Но в денежном выражении отмечался рост на 6,8%, до $396,1 миллионов.
По мнению Дмитрия Бабанского из SBS Consulting, основным драйвером экспорта стало восстановление спроса на основных для российской продукции рынках – в Казахстане и Белоруссии. Кроме того, можно выделить поставки в Туркменистан. Специалисты Российского экспортного центра (РЭЦ) отмечают значительный (на 170%) рост поставок автомобилей в Чехию. Почти вдвое увеличились поставки в Узбекистан, что связано с целевым продвижением российской продукции на этот рынок.
Впрочем, положительная динамика экспортных поставок на фоне сокращения внутреннего рынка не поддержала выпуск автомобилей. По итогам 2019 года он снизилось на 2,5%, до 1,5 млн штук.
Бабанский считает, что в 2020 году экспорт автомобилей продолжит расти на 10-12%. В то же время в РЭЦ полагают, что введение утильсбора и стимулирование внутреннего производства может в краткосрочной перспективе привести к снижению объемов поставок в ряд стран. Однако, успокаивают эксперты центра, российские производители при поддержке РЭЦ, Минпромторга и других институтов уже начали преодолевать имеющиеся барьеры, в первую очередь за счет организации локальной сборки в целевых странах. Также позитивную роль должен сыграть рост числа соглашений о зоне свободной торговли.
Напомним, в 2019 году РЭЦ поддержал экспортеров на общую сумму $19,5 млрд. Это самый высокий показатель с момента создания этого государственного института поддержки несырьевого неэнергетического экспорта. LR

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *