ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ

Уже через несколько дней после того…

Уже через несколько дней после того, как я написал эти, казалось бы, последние страницы моей книги, события повернулись таким образом, что нам с Игорем пришлось непосредственно столкнуться с одним из миров, оказывающих негативное воздействие на земные события. Это были те самые Серые, о которых мы уже дважды получали предупреждение, которому, к сожалению, не придали должного значения. Они кончили свои долгие прения. И приняли решение. Они не захотели исчезнуть в прошлом, в своём коллапсирующем мире. Они решили прорваться в наш мир.

События начались ночью. И я сначала принял это за сон. Я увидел себя в каком-то кресле, похожем на зубоврачебное. Правда, на этом сходство и закончилось. Потому что к поручням кресла, откинутого почти в горизонтальное положение, я был прихвачен широкими металлическими дугами специальных креплений. Они не препятствовали кровообращению, но когда я попытался усилием руки испытать их прочность, они не подались даже на миллиметр. Я был прикован к креслу очень надёжно.

Рядом с креслом суетились десятка полтора существ. Они были очень высокого роста, больше двух метров, с огромными тёмными глазами под мощной кожистой складочкой там, где у людей расположены брови. На земле эти существа известны под собирательным именем – Серые. Название очень точно выражает первое впечатление от знакомства с пришельцами. Цвет их кожи – серый, или, как ещё говорят, землистый. Одежда тоже серого или коричневого цвета.

Они понаставили вокруг меня какие-то приборы. Рядом, в изголовье, стояла тумбочка. На ней разложили инструменты, похожие на хирургические. Мне показалось, что они готовились к операции, и первой мыслью, естественно, была мысль о защите.

Я немедленно создал с помощью сознания фиолетовый поток и стал им стирать всех копошившихся вокруг меня инопланетян. Процедура оказалась вполне действенной, началась паника. Серых просто слизывало одного за другим фиолетовой губкой тьмы, которой я управлял с помощью сознания. Реакции погибающих были вполне адекватными тем, которые могли производить люди в схожих обстоятельствах. Они загораживались руками, прятались за мебель, приседали.

Когда вокруг меня не осталось экспериментаторов, я осторожно прошёлся фиолетом по сдерживающим меня креплениям и освободился.

Через мгновение я был опять в своей постели, но спать мне расхотелось. К счастью, уже было утро, и я решил вставать.

Два часа спустя мы с Игорем приступили к анализу возникшей ситуации. Сон оказался реальностью. События действительно происходили. Более того – продолжали происходить.

– Да, я их вижу, – подтвердил Игорь. – Железяк натащили – ого сколько! Грудь тебе хотели вскрывать, что ли?

– А где всё происходит?

– В сефиротах, ниже Даат.

– Как они меня затащили? И как я оттуда вырвался? – прошу Игоря разобраться в произошедшем.

– Как затащили? – переспросил Игорь. – Взяли и затащили. Это же целый мир, цивилизация. У них знания-то какие! А насчёт вырвался – это не совсем так.

– Ты о чём? – встревожился я.

– Там осталась одна из областей твоего сознания. Они её как голограмму опять развернули в целый объект. Понимаешь? Так что не вырвались вы, сударь, вот в чём дело.

– Но я же их стирал фиолетом.

– Ну и что? Стёр десятка два. Кого стёр опять же? Тех, кто возле крутился. А там вдалеке – не видел, кто стоит?

– Кто?

– Они их судьями называют. Это самые главные у них. Стоят в сторонке, смотрят, молчат. Между прочим, все они экстрасенсы. Им до лампочки, сколько там погибает – десяток, сотня, тысяча. Они чего-то другого хотели. И вполне возможно, что получили желаемое. Они эту голограмму в кресле имеют и, похоже, очень довольны данным обстоятельством.

– Давай вытаскивай оттуда, – тороплю друга.

– «Вытаскивай», а как? Это же целый мир. Они сюда сделали межпространственный туннель за счёт гравитационного преобразования. Высунули его в наши сефироты, как трубу. И смотрят в неё. Где их галактика? Вот я их вижу. Их сферу. Если туда входить сознанием, то они тебя видят так же, как себя. Я палку туда зелёную просунул, а она стала синяя. Просунул руку осторожно – а она лохматая. Я своим сознанием сейчас воспринимаю их мир так, как они видят его сами.

– Поосторожнее там.

– Они пытаются понять нашу систему сефиротов. Вот сейчас, именно сейчас, они видят меня напротив своей трубы межпространственной. И видят меня как похожего на них, как хотели бы видеть. Но это не так. И тебя видят как себя. И это тоже неправильно. Следовательно, сущность наша остаётся как есть, а внешность меняется. Почему? Потому что их пространство, их реальность, их сознание думают вот так.

– Что они задумали? – тревожусь я.

– То, что задумали, покруче звёздных войн будет. Вот что значит всё правильно сосчитать, – похвалил Серых Игорь. – Масштабно мыслят. Они как решили. Надо взять первого, кого увидят. Высунулись, а там вы в своём сефироте перед храмом на облачке. Взяли, чтоб заслониться вами, как щитом. И под прикрытием этого живого щита вытянуть в наш мир свой мир. Идея, как в случае со СПИДом, – обмануть защиту. Выставили вашу голограмму, и стража сефирота на запросы «свой-чужой» получает соответствующий ответ – ваше пухленькое изображение. Оно для стражи родное. Точно всё сосчитали. Они сюда просунулись, изучают. А я стою бездействую, стража сефирота всё видит, но не знает, на что решиться. Круто!

– Давай смотреть по аналогии, что происходит? Как они хотят своих целей достичь? На что это больше всего похоже? Вот они сюда просунулись, осмотрелись. Дальше-то что?

– А это как с голограммой: взяли всего одну область сознания и развернули полностью объём.

– Или одну клетку, а из неё всё, что угодно?

– Да, на регенерацию похоже.

– Технология схожая? – уточняю.

Слишком много соединений

– Тогда давай проанализируем.

– Регенерация – концентрируемся на одной области сознания, и во всех областях сознания появляется орган, который переносится, вырастает. Так?

– Так.

– А здесь, чтобы создать сознание, которое изъято и находится напротив тебя? Нужно концентрироваться, чтоб придвинуть её, область сознания, или извлечь? Ведь через эту область сознания они могут создать разного рода события.

– А если в прошлое уйти? – предлагаю Игорю.

– Ну и что? Настоящее уже существует. Область сознания как телевидение: не первый, так десятый канал будет показывать.

– Вчера этого не было. И вот уже стало.

– Народ сомнительный шныряет возле сефиротов. Надо ловить их, чтоб не лазили. А как? Они вон кем загораживаются.

– Если б мы были в сефире! Там есть стража. А мы-то не в сефире. Тут нужны оптические знания. Если смотришь в десять зеркал, что увидишь? Как сделать перетекание? Почему фотография проявляется, появляется изображение в виде тонов, полутонов, потом закрепляется?

– Химический процесс: желатин, серебро, соприкосновение с проявителем.

– Соединение одного с другим даёт то проявление, которое есть в реальности. То есть снять можно вчера, а проявить – сегодня или через десять дней. Но как развернуть сознание, если не хватает какого-нибудь фрагмента? Они сделали копию. Само-то сознание невозможно изъять.

– Проталкивая ваше изображение сюда, они получают фокусировку двух наших сефиротов. Когда два сефирота вместе соединяются, что получается? – переспросил Игорь.

– Картина реальности.

– Точно.

– Им сейчас осталось сделать фокусировку по этим двум сефиротам, проявление полученного изображения и выталкивание в наш мир своего, но уже со встроенным в него фрагментом нашего.

– Похоже на генную инженерию.

– Да может, дело вовсе не в тебе или во мне, а в какой-нибудь тёте или дяде, которые сидят в своих лабораториях, кромсают ДНК человека или скрещивают её с ДНК какой-нибудь хрюшки, и в результате возникает параллельный мир. Мир этот при иных обстоятельствах не имел бы ни малейшего шанса закрепиться здесь, а теперь получает замечательную возможность проникнуть в организм нашего мироздания, в наше пространство, что немедленно отражается на здоровье конкретных людей и в России, и в Австралии, и на Галапагосских островах, если люди там живут.

– Фокусировка двух наших сефиротов даёт соединение, взаимодействие. Кристаллик тянется к кристаллику, и мы видим образ, который проявляется. Они используют принцип проявления, чтобы получить проход.

– А что по факту? – интересуюсь, хотя и знаю ответ.

– Вы стоите слева. А я справа не стою. Я стою посередине. Уже два стража сефирота наготове. Если они сейчас закроют проход, то у Серых останутся фрагменты сознания некоторых наших товарищей. А это нежелательно при их любознательности. Вот в чём проблема. Нужно их кино изъять в наше пространство, но не всё, а только в той части, которая нас интересует. Они уже к твоему изображению понастроили своих декораций. Шустро работают. Так, если направить им в трубу очень яркий свет – мы всё засветим им, но сначала надо нужный нам фрагментик изъять сюда.

– А что за декорации?

– Свой мир пристраивают – горы, пустыни, серый камень, свои города. Наслоили там кадр за кадром. И ждут, когда свет дадим. Всё точно сосчитали, паразиты. А за кадрами – их экстрасенсы стоят, которые руководят прорывом. А за ними – там вообще их немерено. Мир же целый. Если они сюда протиснутся – создастся вихрь. И весь наш мир начнёт выносить через Бездну Даат в их пространство, а они, наоборот, из своего пространства выталкиваются в наше. Мы с макроуровня переходим в микроуровень, они с микроуровня – в макроуровень. У нас сейчас самые благоприятные шансы развития во всём мироздании. Вот они и решили поменяться.

– Хотят света. А сколько им надо? – интересуюсь.

– Да я тоже об этом подумал, – задумчиво произносит Игорь. И по всему видно, что его задумчивость ничего хорошего пронырливым братьям по разуму не сулит.

– Вот как кино-то делают? Наш глаз условно способен воспринять двадцать четыре кадра в секунду. А если бы мы видели сорок – пятьдесят кадров? Тогда появляется ещё один мир. Добавили двадцать – тридцать кадров на восприятие – и ещё один мир образуется. Какие-то смешные люди начинают по жизни бегать. Выпадают из своего пространства, пробегают сотню-другую шагов – и опять к себе, в свой мир. Тридцать кадров – это, например, уровень Тёмных, пятьдесят кадров – пространство Серых. Там, может быть, миллион таких миров. Кончается мир Серых – начинается какой-нибудь ещё, в полосочку. Тысячи экранов сознания – и на каждом своё кино.

Как делают мультипликацию? Вот так и делают – плёночка, на ней рисуночек. Рисунки располагают в определённой последовательности. Пачка таких плёночек – кадр за кадром – это уже кино. Всё оживает, возникает динамика, развивается сюжет, происходят события. Волк бежит за зайцем и кричит: «Ну, погоди!» А можно наоборот: заяц будет гоняться за волком. Двадцать пять кадров в секунду. А если с большей скоростью кадры показывать – вы уже ничего не увидите. Но это не значит, что ваш мозг вообще не фиксирует происходящее. Фиксирует, но не может передать как зрительный образ (до поры до времени). Вот в этом случае и говорят об интуиции. Если человек ей доверяет, то он как бы угадывает то, что в действительности происходит за пределами возможностей его личного восприятия. И знает, что реально происходит, хотя и не видит происходящее. Конкретно Серые живут с более высокой скоростью. Это их преимущество, но и недостаток тоже. Потому что у них есть интеллект, но нет души. Значит, особенности их мышления близки компьютерному интеллекту.

Исходя из этой скорости восприятия, можно рассчитать, какое конкретное освещение необходимо направить в их межпространственный туннель, чтобы не проявить, а, наоборот, засветить все их подготовленные к взаимодействию со Святым Духом плёночки.

Мы нашли решение. Но мы ещё никогда не делали подобное. Просто нет практики, как это делать не теоретически, а практически. Мы колеблемся. И наша неуверенность передаётся по связям мира. Внезапно рядом с нами возникает Сам Создатель. Его лицо выдаёт раздражение. Видимо, и Отца достала та беспардонность, с которой действуют Серые в не принадлежащем им мире, на чужой территории. Сейчас что-то произойдёт. И происходит.

Игорь сообразил – и выдернул мгновенно из их декорации плёнку с областью моего сознания. После этого Отец отодвигает Игоря в сторону, и из посоха Его в межпространственный туннель ударяет нестерпимо яркий свет. Он не просто засвечивает то, что они приготовили, он плавит кадры и сжигает всё, что прячется за этими декорациями. Целая галактика, пытавшаяся протиснуться в наш мир и поработить его, мгновенно погибает.

Теперь Отец доволен. Он смотрит на нас и говорит: «Вы должны уметь защищать свой мир. Действуйте решительно». И исчез.

Опять мы с Игорем вдвоём остались.

– Давай ещё раз всё проанализируем, – предлагаю я.

– Давай, – соглашается мой друг, мой брат, мой спаситель.

Он прокрутил в своём сознании только что произошедшие события, такие странные и такие опасные для нашего мира.

– Первая особенность – у них перевёрнутое оптическое зрение. С моей стороны то, что происходит, кажется близким. А с их стороны посмотрел – далеко. Расстояние-то не меняется, но так смотришь – далеко, а так – близко. Стоит только приблизиться – и ты уже участвуешь в их кино.

– Дашь им свет – и запустишь их кино, – уточняю.

– Нужно, значит, приблизить фрагмент с твоим сознанием, осветить и сразу же изъять. Каждый квадратик плёночки – белое, тёмное и грань. И когда ты его засветишь – ты засветишь весь кадр. Но если ты попадёшь в центр – кадр оживёт. А если кадров миллион? Смогу ли я их все засветить? Вроде смогу! А с другой стороны, как говорит Отец: «Не разобьётесь ли вы?» Тогда, я думаю, приближу и быстро, мгновенно изыму и следом светом – раз. На полную катушку.

– Свет может засветить, а может вообще плёнку сжечь, – опять подправляю курс его внимания.

– Можно. Только надо знать – как? Что касается плёнок – там тысячи граней. Я их сразу выбрал, стал приближать. Очень быстро получилось. Область сознания стала приближаться, вышла и ушла в дальний угол, в дальнюю область сознания, но уже здесь, на этой стороне. А ближняя область начала освещать грани. И когда они осветились, я увидел, что на эти квадратики пошло облучение. Они засветились.

– Как они утащили кусок моего сознания? Завтра ещё кусок утащат. Как они это делают? – снова заволновался я по поводу своего недавнего похищения.

– Как? Воруют, понятно? Они создают картинку, которая как бы опасна для тебя. Ты начинаешь фиолетом стирать их. Когда идёт такое мощное излучение, легко вычислить точку координат. И то, что вначале шло как кино во сне, становится реальностью. Они захватывают частицу твоего сознания и на основе этой частицы разворачивают полную голограмму. Потом эту голограмму выставили, как щит, и встали под её прикрытием, выдвигают в сефироты межпространственный туннель, выстроенный как объектив фотоаппарата. Сходный по функциям, вернее. Когда луч пошёл – они его просто засветили. Там небольшое расстояние. Ты их начал жечь, но те судьи, то есть их самые продвинутые в экстрасенсорике специалисты, они в этот момент очень внимательно наблюдали. Им было наплевать – сколько ты их там сожжёшь. Они смотрели и вычисляли координаты. Они успели поставить одну плёнку, всего одну плёнку – больше не успели. Но им хватило. Когда вы начали двигаться – они не могли уже такое сделать. Это было невыносимо видеть, ужасно, когда вы их кружить начали.

– Как они меня в кресло затащили, прикрутили к нему?

– Ну, это несложно – поймали, и всё.

– Что ты такое говоришь? Поймали, и всё! А тебя не ловят? – возмущаюсь я его спокойной реакцией на моё пленение.

– Меня нет. Я сразу это чувствую, если меня ловят. Раньше сколько раз меня ловили со спины. А сейчас я очень хорошо чувствую, – объясняет Игорь.

– А если меня опять поймают? Ведь когда надо такой выбор делать, понятно, что надо мир спасать. Тебе же будет меня жалко? – выстраиваю трудную дилемму.

– Ну конечно. Подумаем, как сделать, чтоб подобного больше не было.

– Они не успели передать информацию?

– Нет. Оказывается, если фиолетовый цвет идёт обратно, он в этот момент импульс даёт. Они его перехватили от сознания. Слабое отражение – одной области сознания. Они его и перехватили. Больше не успели. Вы одумались. Начали воевать. Ушли. Но кадр остался. Они увеличили область сознания, восстановили по ней полный образ и выставили вперёд. У них цель была – попасть в наш мир.

Они поставили вашу область сознания. Через сто метров свои сюжеты. Плёнки ставят, ставят, ставят. Ждут свет и уверены, что он скоро будет. Что он – пойдёт. Мир проявится и начнёт развиваться. Как их потом остановишь? Это огромное количество галактик. А просунулись они в виде одной галактики. Самой лидирующей. Они фрагмент взяли, а чтобы дальше развиваться – надо получить результат. А результата нет. Они ваше сознание взяли, чтобы проявить через него свой мир. А мира на плёнке нет. Есть только вы. Нужен свет. Тогда возникнет динамика и всё начнёт развиваться.

А это развитие потом можно вытащить и передавать на галактику, на вселенные. Вернее, продавать. Сколько кусочек технологии стоит? Столько. И отрезать им немного. Это самое большое зло для нас. Они весь мир оружием завалят.

– Технология их – это трубка из пространства, как аппендикс? – уточняю, вспомнив наш давний разговор с Кириллом. – Они копируют организм?

– Точно, – соображает Игорь. – Через аппендикс идёт проекция левого полушария на правое. Вернее, шла. Сейчас вся галактика уничтожена.

– Тёмные отшумелись, теперь Серые начали.

– Там от галактики двадцать процентов осталось. Но им сейчас – ни до чего. Нет предводителя, нет аппаратуры. Остальные миры – отсталые.

– Сейчас остальные смотрят и думают: что случилось? Вот эти судьи и создавали иллюзию для всего народа.

– Теперь я смотрю на свою руку, и она обычная. Точно, судьи создавали иллюзии, – соглашается Игорь. – Они почти как люди. Но у них очень серый мир – камни, пустыни.
А сейчас он стал похож на наш. Природа появилась – разнообразная, красивая. Причём моментально случилось – свет прорвался, и всё ожило. Даже вода появилась. Для них это чудо. У них перед глазами, в сознании – коричневое стёклышко, из-за судей их. Вот они его носят – и всё так видят. А теперь появились краски. Мир преображается – цвета появились. Образы нашего мира проявились в их пространстве. То есть мы им даже помогли, получается?

– Лишь бы на пользу, – соглашаюсь я. – Может, они теперь не будут такими агрессивными?

У мужика жена легла в больницу на обследование. Через несколько дней…

Через несколько дней…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *